array(1) {
  [0]=>
  array(4) {
    ["ID"]=>
    string(4) "1643"
    ["id_section"]=>
    string(4) "1269"
    ["id_module"]=>
    string(2) "50"
    ["module"]=>
    string(8) "articles"
  }
}
Администрация городского округа Тольятти

официальный портал

Ставропольские Хульберги

Самарский купец Карл Хульберг происходил из рода шведских служилых дворян Зольберг (Хульберг).

Известен юстиц-комиссар в Выборге и Кексгольме (1738) Иоганн Матиас Хульберг (Зольберг), скончавшийся в 1752 г. Иоганн Хульберг был женат на Анне Барк (?-1746). Он начал службу в Российской империи в 1717 г., пройдя путь от канцеляриста в уездном суде до адъюнкта кадетского корпуса в Выборге и заседателя высшего шведского суда. Дед Иоганна Матиаса Хульберга - Нильс Хульберг (1692-1750) жил в провинции Смоланда в южной Швеции (восточная часть Гёталанда)  и был женат на Сиссэ Пердоттер.

            Сын лютеранина Карла Хульберга – Карл Якоб Хульберг (1840-1898) женился на Елене Николаевне Милькович (1841-1896) дочери отставного штабс-капитана, ставропольского  мирового судьи Николая Васильевича Мильковича (1795-1852). В первом браке Елена Николаевна была за Николаем Ильичом Жедринским, сыном  отставного поручика, ставропольского уездного судьи Ильи Тимофеевича Жедринского.

В этом браке у них родилась  одна дочь - Мария Николаевна Жедринская (1869-?), в замужестве Ромодановская. Елена Николаевна Хульберг в приданое получила  земельный участок в  925 десятин земли в Благовещенском Сускане, этой землей она владела до

1917 г.

Итак, в браке Елены и Карла Якоба Хульберг родилось четверо детей.

Вера Карловна Хульберг (1869-?) первым браком вышла за ставропольского почетного гражданина и врача Николая Васильевича Кубышкина (1866-1894). Их единственный сын Николай родился в год смерти отца. Во втором браке В.К. Хульберг была за Эдмундом Карлом Эдуардом Малером (1868-?), почетным гражданином Виндавы и жителем Вольска. В этом браке родилась дочь Милица (1898-?).

Владимир Карлович Хульберг (1874-?) был женат на Варваре Степановне Лебединской (1876-?), дочери священника из Саратовской губернии. Владимир Карлович служил в 1909-1910, 1917 г. приставом 3-го стана Ставропольского уезда (Чердаклы). В Чердаклах родились дети Владимира Карловича и Варвары Степановны Хульберг. После революции семья проживала в Благовещенском  Сускане Ставропольского уезда.

В 1931 г. Вера Степановна Хульберг была арестована и осуждена на пять лет  лагерей особой тройкой при ОГПУ по Средневолжскому краю. Обвинение было типовым: по статье 58-10 и 58-11 УК РСФСР. Их сын Сергей Владимирович Хульберг (1908-1944) был выслан в Копейск Челябинской области, откуда его призвали на фронт.

В июле 1944 г. красноармеец Хульберг пропал без вести. Его сестра Вера Владимировна, в замужестве Тетюшина, перед войной жила в Куйбышеве на улице Галактионовской.

Александр Карлович Хульберг (1875-?) был женат на Вере Петровне Сорокиной (1879-?), дочери учителя и коллежского регистратора Петра Сорокина. Александр Карлович и Вера Степановна в 1930 г. были арестованы по национальному признаку и за дворянское происхождение в Благовещенском Сускане, где проживали, и высланы на спецпоселение.  Вместе с ними были высланы на поселение их дети: Яков (1907-?), Нина (1902-?) и Алексей (1910-?). Яков Александрович работал рабочим лесоперевалочного комбината на лесобирже Толовка в Котлассском районе.

Надежда Карловна Хульберг (179-1968) в 1897 г. вышла за самарского купца, датчанина по происхождению, Николая Юльевича Христензена (1872-1918), в их семье было 12 детей. Николай Юльевич от  старшего брата Альфреда получил часть его бизнеса – Сарептский магазин на Дворянской в Самаре. Магазин торговал газовыми печами, трубами, локомобилями, и в то же время - ювелирными изделиями, парфюмерией, мануфактурой, обувью, продуктовыми товарами. Торговый дом Христензен основал Юлий Богданович (1833-1904) в 1858 г. Семья занималась и гостиничным бизнесом, владея Сарептскими номерами на углу Саратовской и Предтеченской. Второй этаж их дома на Дворянскойулице арендовала губернская библиотека. За пределами Самары Христензены открыли склад пороха.   В 1914 г. Николай Юльевич Христензен возглавил семейный бизнес, став партнером Филиппа Карловича Клингерта. В  1918 г. прапорщик Николай Юльевич Христензен был расстрелян по решению революционного трибунала. А произошло это так. В их семье квартировал командир  РККА, который пригласил Христензена для трудоустройства в военном штабе. Николая Юльевича арестовали и расстреляли, родные о его судьбе  ничего не знали. Брат Николая – Альфред умер в начале 1930-х годов от голода. Семья Николая Юльевича по ошибке получила похоронку на погибшего их племянника-красноармейца, тоже Николая Христензена. Эта похоронка спасла семью от вероятной гибели, защищая, как мандат. Один из трех сыновей Надежды и Николая Христензен – младший сержант  Лев Николаевич Христензен (1911-1945) умер от ран 20 мая 1945 г. и захоронен на воинском кладбище в поселке Красная Слобода под Ломоносовым Ленинградской области.  

Все репрессированные члены семей Хульберг и Христензен в 1990-е годы были реабилитированы.

Представители прусского рода Бакураз в Ставрополе

Род прусских подданных  Бакураз основался в Ставрополе Симбирской губернии в 1849 г.

Политический поднадзорный Иосиф Григорьевич Бакураз  женился в Ставрополе на Пелагее Александровне Щегловой, происходившей  из семьи ставропольского мещанина Александра Филипповича Щеглова. Первая дочь Анна родилась в семье Бакураз  3 февраля 1875 г., На крещении присутствовал брат Пелагеи – Николай Александрович Щеглов. Ее крёстным отцом стал симбирский помещик Данила Ахматов. Но очень скоро Анна умерла в июле того же 1875 года.

В период народнического движения в 1870-е годы Ставрополь стал местом ссылки состоявших под надзором полиции  политических. В числе народников в Ставрополе проживали мещанка Анна Андреевна Буянова, дворяне:  сын подполковника Николай Емельянович Коломейцев, Григорий Иванович Павловский, губернский секретарь Ефим Григорьевич Макаров, Иосиф Владимирович Владимиров. Ведал ссыльными  в Ставрополе в те годы полицейский надзиратель Михаил Васильевич Никольский. 

В Ставрополе, где на политических ссыльных смотрели как на иностранцев, друзей

у четы  Бакураз было немного. Симбирский мещанин Сергей Владимирович Воронин и сызранский мещанин Дмитрий Васильевич Завьялов. В числе переселенцев из Пруссии

в 1870-1880-е годы в Ставрополе жили Готлиб и Паулина Менде, Федор Филиппович и Анна Петровна Шмидт, семья провизора Аккера, дочь действительного статского советника Софья Александровна Вальтер из г. Ливен.

Вторая дочь в семье Бакураз – Матильда вышла замуж за лично-почетного гражданина Ставрополя Федора Николаевича Черникова (1843-1917).  

Род польских служилых дворян Черниковых (Черники в Мазовии), переселившихся из Канева Киевской губернии  в Поволжье, происходил от подьячего Симбирской приказной избы Федора Черникова, который   производил записи о земельных пожалованиях в 1770-1775 гг. В 1780 г. Черниковы были внесены в родословные книги дворян Симбирского наместничества. Петр Андреевич  и Анна Андреевна Черниковы – симбирские помещики.

            В Ставропольском уезде  их сын Николай Петрович и Евфимия Ивановна Черниковы со своей семьей обосновались  в первой  половине 19 века.

В семье их сына Федора Николаевича Черникова и Матильды Иосифовны, урожденной Бакураз,  было восемь детей. Александр (1882-1899) умер в 17-летнем возрасте, Владимир Федорович (1883-1937), служивший в коммерческом банке в Симбирске, погиб в годы репрессий. Игорь скончался в один год с отцом (1917), дочь Клавдия умерла в 1903 г.  от коклюша.

Купец Михаил Федорович Черников  в Бузулуке в 1909-1912 г. избирался членом по промысловому  налогу присутствия. Судьба Николая, Василия и Леонида  Федоровичей Черниковых  нам не известна.

Муж Матильды Иосифовны Бакураз - Федор Николаевич Черников скончался в июле 1917 года в Ставрополе от чахотки.

 

 

Начальник отдела учета и использования

документов АФ РФ Н.Г.Лобанова

 

 

 

Семьи Аккер и Марки в Ставрополе

Йоган  Йозеф Аккер родился в 1839 г в Ойденрине в семье Якоба Аккера и  Елены Маркус.  Он окончил аптекарскую школу при химическом факультете армакологического института Дерптского университета. В 1851 г. 100 семей  немцев из Пруссии поселилось в Самарской губернии.  Йоган  Аккер (Иван Осипович) переехал в Ставрополь в середине 1860-х годов. Будучи провизором по образованию, католик Аккер, открыл в Ставрополе аптеку. Он подал прошение во Врачебное отделение Самарского губернского правления  следующего содержания: «Честь имею покорнейше просить Врачебное отделение зрешить мне открыть вольную аптеку в Ставрополе Самарской губернии». Одновременно был утвержден поданный Аккером рапорт, в котором Иван Осипович писал: «Честь имею сообщить во врачебное отделение, что с сего 26 августа 1865 года согласно разрешению Врачебного отделения за № 1701 13 апреля 1865 г. я открываю аптеку в Ставрополе Самарской губернии. Управление аптекой этой я беру на себя. Кондуитный список и  Диплом предоставлены». Здание аптеки было небольшим, просторным и привлекательным. Здесь же находилась квартира и самого управляющего. Освящение ее проводил протоиерей Троицкого собора Арсений Васильевич Жданов. К началу молебна  зал аптеки был совершенно полон посетителями. В центре размещался образ в киоте, а пред ним стол со всеми принадлежностями для молебна с водосвятием. На одной из стен зала был помещен портрет императора. Протоиерей сказал: «И да призрит с небес всевидящим  Своим Оком на Ваше намерение и дело общий Отец и Врач, Господь Бог, врачующий все недуги и болезни Духом животворящим». По окончании молебна и провозглашения многолетия,  протоиерей обошел все помещение и окропил его святой водою. Константин Игнатьевич Гросман,  врач и  гласный ставропольского земского собрания,  отметил: «С нынешнего года наше врачебное общество расширило свою деятельность открытием в Ставрополе аптеки». Иван Осипович Аккер женился на ставропольской мещанке Ольге Михайловне. 12 сентября 1869 г. в семье провизора родился сын Михаил, в 1871 сын Константин, в 1880 – дочь Зинаида,  в 1885 – дочь Варвара, в 1887 – дочь Елена.

Иван Осипович Аккер глубоко изучал гомеопатию, которую официальная медицина игнорировала,  но метод продолжает существовать и приобретал все больше приверженцев, в т.ч. и в фармацевтических кругах. Лекарства в аптеке Аккера, ввиду их безопасности, использовались без назначения врача, по домашнему лечебнику "Народный лечебник, общедоступное руководство к пользованию простыми домашними и гомеопатическими средствами". Аккер успешно лечил своих близких, крестьян из  окрестных сел, готовил гомеопатические средства и получил одобрение своей деятельности от уездных врачей.  Но и среди врачей становилось  все больше людей, внедряющих гомеопатический метод лечения. Доктор  К.И. Гросман применял гомеопатические лекарственные средства в хирургическом отделении ставропольской градской больницы.Тогдашние  обычные методы лечения:  пиявки, кровопускания, банки, микстуры, пластыри, припарки требовали от врача больших временных затрат и усилий для их приготовления. Гомеопатический способ лечения был менее  затруднителен. Иван Аккер занимался и общественной деятельностью в Ставрополе, состоял членом общественного комитета городской библиотеки, членом присутствия народной трезвости,   попечительства о тюрьмах. В 1910 г. он открыл аптеку в Павловке Бузулукского уезда.

Старший сын Аккера Константин  после окончания учительских курсов преподавал в приходской школе в Царевщине.

Второй сын аптекаря - Михаил Иванович Аккер  окончил с золотой медалью Самарскую мужскую гимназию, Казанский университет – экстерном (из очного отделения исключен за участие в студенческой сходке). Аккер был избран членом Самарского отделения Общества охраны народного здравия и общества врачей (1917). Работал первым заведующим кафедрой нормальной анатомии Самарского университета (с 1919). Первого января 1919 г. в университете открылся медицинский факультет. Некоторое время он назывался естественно-медицинским. Лекционные курсы читали заведующий кафедрой нормальной физиологии профессор П.М. Никифоровский (избранный на эту должность по рекомендации академика И.П. Павлова), профессор М.И Аккер - заведующий кафедрой анатомии, профессор Ю.В. Португалов - заведующий кафедрой общей патологии, невропатолог А.А. Корнилов, патологоанатом Е.Л. Кавецкий. Первый выпуск врачей состоялся в 1922 году.  Дипломы получили 37 выпускников, а всего до 1927г.факультет подготовил 730 врачей.

В Самаре в доме гласного губернского земства Карла Карловича Позерна и его жены Марии Сергеевны Михаил Аккер познакомился с учительницей Марией Викентьевной Савицкой, происходившей из рода черниговских дворян. Через год они обвенчались. Михаил Аккер  38 лет заведовал самарской Пастеровской станцией, которая  была преобразована в санитарно-бактериологический НИИ (1929),.позднее  - санитарно-эпидемиологический НИИ (1934). Достаточно сказать, что в годы Отечественной войны в институте проводилось испытание бактериологического оружия. Профессор, доктор медицинских наук, педагог, автор около 20 научных работ, Михаил Иванович Аккер скончался в 1944 г. 

Дочь Ивана Осиповича Аккера - Зинаида Ивановна - еще в детстве бывала в аптеке, и ее завораживал царивший там дух строгого порядка и какой-то таинственности. Уже с этого времени она лелеяла мечту стать фармацевтом и работать в аптеке, несмотря на, казалось бы, всю несбыточность такой мечты. Однако со временем мечта молодой женщины стала принимать реальные очертания. Поскольку в 1838 г. аптекам уже было разрешено брать в качестве учеников и женщин,Зинаида Аккер уезжает в Петербург и в 1897-1898 гг. проходит стаж ученичества в нескольких аптеках города. 16 октября 1898 г. при Военно-медицинской академии она сдала экзамены на звание аптекарского помощника. Работая в аптеке, Зинаида Аккер получила особое разрешение на посещение лекций на медицинском факультете Военно-медицинской академии. Так она смогла подготовиться к сдаче экзаменов на звание провизора. В апреле 1898 г., успешно сдав экзамены, З. Аккер становится провизором. Первой управляющей аптекой Антонины Лесневской на Невском проспекте, 34 в 1901 г. была З.И. Аккер. Аптека имела прекрасно оформленный интерьер (белое с золотом), все положенные помещения и самое современное аптечное оборудование. В ней работали только женщины в возрасте 16-26 лет в двухсменном режиме, по семь часов в  cмeну. При аптеке имелось помещение для приезжавших из провинции девушек-фармацевтов, не имевших своего угла в городе. В 1916 г. в штате этого учреждения числились два провизора, десять аптекарских помощников и две ученицы.

Летом 1901 г. Лесневская подала прошение об открытии при своей аптеке Женской фармацевтической школы и, не дождавшись ответа, в январе 1902 г. поставила в известность администрацию о том, что она приняла на обучение в свою школу 11 учениц. Официально статус Женской фармацевтической школы Лесневской был утвержден Министерством внутренних дел только год спустя.
Для поступления в Фармацевтическую школу Лесневской требовался повышенный образовательный ценз - восьмилетний курс женской гимназии. В школе преподавали профессора Военно-медицинской академии и Женского медицинского института, в том числе С.В. Гольдберг, ставший впоследствии директором первого в России Химико-фармацевтического института. Сама Лесневская читала лекции по фармакогнозии, а З.И. Аккер - по фармацевтической химии, а в 1904 стала управляющей этой школы. Обучение в Женской фармацевтической школе продолжалось два года и было платным. После успешной сдачи экзаменов ученицам присваивалось звание аптекарского помощника. Программа обучения в школе была довольно насыщенной. На первом году обучения ученицы занимались химией, зоологией, физикой, ботаникой и математикой. В учебную программу второго года обучения входило изучение органической химии, аналитической химии, фармацевтической химии, фармакогнозии, минералогии и геологии, гигиены, фармакологии и юриспруденции. Теоретический курс по химии чередовался с практическими лабораторными занятиями. Ученицы проходили практику в аптеке Лесневской, а во время летних каникул - в земских аптеках. За десять лет фармацевтическое образование в школе получили 198 женщин, 14 из них стали провизорами. Обе младшие сестры Варвара и Людмила  Аккер переехали в Петербург, получив также медицинское образование.

Аптека Ивана Осиповича Аккера в  1902 г. перешла в собственность Альфреда Эдуардовича  Марки.  Иван Осипович Аккер переехал на жительство Павловку Бузулукского уезда, затем в Самару к сыну. После революции аптека Марки  в Ставрополе находилась в том же здании вплоть до 1953 года.

Итак, в 1902 г. в Ставрополе была открыта аптека Альфреда Эдуардовича Марки, происходившего  из рода остзейских немцев. Эдуард Марки имел трех  сыновей Эрнеста, Эдуарда  и Альфреда, занимавшихся коммерцией и имевших мануфактурные магазины  в Москве, Петрограде, Самаре, Минске  и Ставрополе. Эдуард Эдуардович служил в Петербурге чиновником Монетного двора. В 1918 аптеку национализировали, Марки покинули город.

 

Начальник отдела

учета и использования

документов АФ РФ                                                            Н.Г.Лобанова

 

Барклаи в Ставрополе

Ярким летним днем 1891 г. под торжественное пение хора в Троицком соборе Ставрополя венчались  коллежский асессор Иван Егорович Жуковский и дочь ставропольского уездного воинского начальника генерал-майора Николая Петровича Тычины – Анна Николаевна. Свидетелями по жениху были два офицера – бугурусланский уездный исправник князь Семен Леонтьевич Кугушев,  и штабс-капитан  215-го Бузулукского пехотного полка Валентин Вильгельмович Барклай (1866-1947).

Капитан В.В.Барклай часто бывал в Ставрополе, так как  полк его квартировал в Самаре, а в Ставрополе у него было много друзей: капитан князь С.Л.Кугушев, капитан Александр Львович Георгиевский, лесничий Казимир Фаустинович Заблоцкий, известный адвокат и надворный советник Григорий Тимофеевич Елшин.

В 1905 г. Бузулукский полк отправился на театр военных действий на Дальний Восток. 3 августа 1905 г. в составе отряда генерал-майора Орлова 215-й Бузулукский полк участвовал в бою у янтайских копей. Этот бой решил исход всего Лаоянского сражения. Задача отряда заключалась в охране левого фланга нашей армии,  по прибытии 1-го Сибирского армейского корпуса генерал-лейтенанта Штакельберга, отряд Орлова совместно с этим корпусом и при содействии соседних частей, должен был задержать начавшую обходить русских -  армию генерала Куроки и отбросить ее. В тяжелом бою один за другим погибли командиры нескольких рот 215-го Бузулукского полка. Когда был убит командир 5-й роты капитан Чередеев, Валентин Барклай заменил погибшего товарища. Его рота, не выдержав натиска многочисленного противника, отошла с линии огня. 25 августа 1905 г. в сражении под Лаояном Валентин Вильгельмович Барклай был ранен, но остался в строю. По  ранению его  демобилизовали.

Во время первой революции 16 июня 1906 г.  в «Самарском курьере» была помещена корреспонденция о волнениях в Бузулукском полку. В 10 часов вечера этого дня толпа человек в 100, среди которых было несколько солдат-артиллеристов, с пением революционных песен подошла к лагерю Бузулукского полка и стала призывать солдат собираться и идти освобождать заключенных. По приказу капитана  В.В.Барклая караульная рота рассеяла толпу.

В 1911 г. В.В. Барклай вышел в отставку и перебрался в Санкт-Петербург.

Родился Валентин Барклай в семье штабс-капитана Вильгельма Ивановича Барклая, который выйдя в отставку, в чине титулярного советника в 1872-1881 г. служил приставом в Бугуруслане, Сергиевске, Кинель-Черкасах и Самаре, а затем – в 1884-1888 г. - членом торговой полиции в Вильно, где его семья жила в доме Владимирова по Александровскому проспекту. Старший брат Валентина Вильгельмовича Барклая был земским фельдшером в селе Кошки Самарского уезда и вышел в отставку в 1876 г. Его младший брат - коллежский регистратор Болеслав Вильгельмович Барклай служил лесным ревизором  Витебского губернского лесоохранительного комитета в 1895 г.

Дед В.В.Барклая – Иван Барклай, подпоручик 54-го Минского  пехотного полка,  в 1814 г. участвовал воз взятии Парижа, с 1825 г. служил в  комиссариатском департаменте Главного штаба. Его прадед – капитан инженерного  корпуса Иоганн Баркли в 1796 г. руководил в Санкт-Петербурге строительством  таможенной гавани.

Бюргерская немецкая ганзейская семья де Толли, является  ответвлением старинного дворянского шотландского рода Барклай с норманнскими корнями.

Итак, в 1911 г. В.В.Барклай с женой Людмилой Александровной поселился в скромной квартирке дома № 11 на 5-й Рождественской, в Петербурге. Он поступил на службу в Императорский институт экспериментальной медицины, попечителем которого был принц А.П. Ольденбургский, верховный начальник санитарной и эвакуационной части. В 1913-1917 г. В.В.Барклай заведует отделением лаборатории по изучению чумы в этом институте. В 1914 г. Барклаи перебрались в дом 24 на Кирочную,  поближе к месту службы. Валентин Вильгельмович в 1911-1917 г.  возглавлял экспедиции на вспышки чумы в калмыцкие степи Астраханской губернии. Перед нами документ: письмо за август 1913 г. окружного  инженера Астраханско-Саратовского горного округа Министерства торговли и промышленности Н.Б.Петрова о снабжении медикаментами по оптовым ценам членов эпидемиологической экспедиции В.В. Барклая на Владимирской соляной пристани. Опасная работа эпидемиологов была связана с огромным риском.

В Петербурге исследования перенесли в специально созданную на форту «Александр I» лабораторию, с более высоким уровнем биобезопасности (ее полное название «Особая лаборатория ИИЭМ по заготовлению противобубонночумных препаратов в форте «Александр I»). Одним из основных направлений работ лаборатории было экспериментальное моделирование механизмов заражения людей во время вспышек легочной чумы. Проводя эти эксперименты, русские ученые платили своими жизнями.  В одной из экспедиций погиб от заражения чумой сын-подросток Валентина Вильгельмовича Барклая – Борис. После смерти сына в 1914 г. Людмила  и Валентин Барклаи развелись. Людмила Александровна осталась жить с дочерьми Людмилой и Ольгой в Петрограде, зарабатывая на жизнь работой массажистки.

Развитие бактериальных средств поражения в годы  Первой мировой войны происходило на фоне триумфа химического оружия. В 1915 г. Германия начала осуществлять бактериологические диверсии против своих противников на Восточном и Западном фронтах.

В 1922-1927 г. Валентин Барклай работал заместителем заведующего гистологической кафедрой Астраханского медицинского института доктора

В.Н. Лозанова. В 1928 г. В.В.Барклай перебрался в Лабинск. Семья Анастасии Семеновны и Валентина Вильгельмовича Барклаев кочевала с одной квартиры на другую, не имея собственного дома, глава семьи вел частную врачебную практику. 

После освобождения Лабинска, в 1944 г. доктор В.В. Барклай служил на госмаслозаводе № 5, спасая троих детей полученным по карточкам соевым молоком. Он был дружен со своим коллегой доктором Шабановым. В его кабинете на стене висел вышитый портрет командующего армией в  Отечественной войне 1812 г. – военного министра князя Михаила Богдановича Барклая де Толли. Авиационная бомба попала прямо в дом доктора В.В.Барклая, начался пожар, большая часть имущества и бесценных документов погибла в огне. Но семья не пострадала. Скончался доктор В.В. Барклай 25 марта 1947 г. и похоронен на городском кладбище в Лабинске.

Начальник отдела

учета и использования

документов АФ РФ                                                            Н.Г.Лобанова

Дмитрий Данзас в Ставрополе.

Род французских дворян Данзас происходит от Антуана Данзаса и Маргарет Штарк.

Русская линия рода ведет  начало от Жана-Батиста Данзаса, верховного правителя Эльзаса, в  1790 г. приговоренного к смертной казни и  бежавшего из тюрьмы в Россию. Иван Иванович (Жан-Батист) Данзас жил  в усадьбе Кемполово Царскосельского уезда под Петербургом, где и умер. Его внук Борис Карлович был сенатором, а его правнук Дмитрий Борисович Данзас 29 сентября 1869 г. венчался в Михайло-Архангельской церкви села Архангельское Ставропольского уезда с баронессой Любовью Фердинандовной фон  Корф.

26-летний штабс-капитан  Дмитрий Борисович Данзас после окончания пажеского корпуса в 1860 г. прапорщиком был выпущен в лейб-гвардии стрелковый  Его Величества батальон 1-й Гвардейской пехотной дивизии особой гвардейской стрелковой  бригады.  В 1868 г. он служил в должности батальонного адъютанта под началом шефа стрелковых батальонов генерал-адъютанта,  генерала артиллерии герцога Георгия  Мекленбург-Стрелицкого.

Поручителями  на венчании Дмитрия Данзаса  были его брат коллежский асессор Сергей Борисович Данзас, губернский секретарь и ставропольский помещик Александр Александрович Шишков, ставропольский предводитель дворянства подполковник Михаил Михайлович Наумов и губернский секретарь Константин Францевич Кохманский.

Причина того, что венчание состоялось в Архангельском,   крылась в родстве Наумовых, Шишковых и Корфов. В 18 в. село  Архангельское перешло во владение  дворян Наумовых, а затем – князей Хованских. В 1868 г.  со смертью Юрия Сергеевича Хованского, часть села, принадлежавшая Хованским, перешла к  Александру Александровичу Шишкову, женатому на дочери Ю.С.Хованского.

Жена Дмитрия Данзаса – 20-летняя баронесса Любовь Фердинандовна Корф была дочерью генерал-лейтенанта Фердинанда Николаевича Корфа и Нины Александровны Шишковой.

В 1863 г. прапорщик Дмитрий Данзас в составе своего батальона участвовал в подавлении польского восстания. Вот что доносил начальник Северо-Западного края генерал-адъютант Муравьев  императору: «При усмирении мятежа во вверенном мне крае войска гвардии ознаменовали себя доблестными подвигами и многие воины из рядов оной запечатлели своей кровью любовь к отечеству и преданность престолу. Для поминовения воинов, павших геройской смертью, предложено воздвигнуть в Вильно часовню, в которой будут помещены имена храбрых защитников чести  и целости России, очертавших своей кровью непреодолимый предел клятвопреступное посягательство крамольников на древнее русское достояние. Значение воздвигаемого памятника нераздельно связано с именами гвардии. Памятник украшен именами воинов, павших на поле брани, во главе которых станут имена тех гвардейских чинов, которые похищены смертью из доблестного строя…» Дмитрий Данзас был удостоен  знака «За Правец» и знака «За Филиппополь» в  1878 году.

Умер полковник Дмитрий Борисович Данзас рано, в 1875 г.,  34 лет от роду, оставив вдову с четырьмя  детьми. Он был похоронен в Сергиевой пустыни.  Любовь Фердинандовна второй раз вышла замуж за военного министра Владимира Александровича Сухомлинова. Она пережила Данзаса  на 12 лет, скончавшись в 1887 г., и  упокоилась в Александро-Невской лавре с родителями  своего второго мужа.  Дочь Данзаса - Ольга Дмитриевна (1873-?) была усыновлена генералом от кавалерии бароном Евгением  Александровичем Рауш фон Траубенбергом, женатым на Нине Дмитриевне Набоковой. Впоследствии Екатерина Данзас  вышла за полковника Б.А.Дурова.

Сын  Дмитрия Дансаза - коллежский секретарь Борис Дмитриевич Данзас (1871-1955) -  служил в  управлении Петербургского удельного округа, жил на Преображенской,42., венчался с Екатериной Вучетич-Белицкой (1875-?), у них была дочь Милица (1899-1967).

Нина Дмитриевна Данзас умерла, как и отец, 35-ти лет от роду, похоронена на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге.

Екатерина Дмитриевна Данзас  (1876-1949) окончила Смольный институт и Высшие трехлетние курсы в Педагогическом институте. В 1911 г. вышла замуж за Николая Александровича Сахарова, гувернера в семье Набоковых. Екатерина Дмитриевна преподавала в Ленинграде. В марте 1935 г. была  выслана из Ленинграда в Чимкент на 5 лет. Екатерина Дмитриевна послужила прототипом В. Набокову тети Кати в «Других берегах» и тети  в «Защите Лужина».

Начальник отдела

учета и использования

документов АФ РФ                                                            Н.Г.Лобанова

Владимир Иванович Европеус

Род финских дворян Европеус происходил из Карелии.

Ставропольский земский начальник Владимир Иванович Европеус родился в Париккала Кексгольмского Среднего уезда Выборгской губернии 19 августа 1866 г. в семье Йоганна Европеуса. Кроме Владимира, в семье было еще два сына Сергей и Николай.

Владимир окончил юнкерскую школу. Служил в чине поручика в 9-м пехотном полку 61-й  пехотной резервной бригады в Новоузенске до 1894 г. В 1895-1901 г. служил в должности земского начальника 4-го участка (Мелекесс) Ставропольского уезда. Жена Европеуса – Вера Арсеньевна Соколова была дочерью юриста Арсения Александровича Соколова. Их старший сын Всеволод родился в 1906 г. в слободе Покровская Новоузенского уезда, где Владимир Иванович Европеус служил в 1906-1907 г. земским начальником 7-го участка, а его брат Сергей Иванович – земским начальником 10-го участка в Дьяковке Новоузенского уезда. Владимир Иванович исполнял обязанности попечителя двухклассного училища в слободе Покровская, Сергей Иванович был попечителем двухклассного училища в Салтовке Новоузенского  уезда. Владимир и Вера Европеус жили в слободе Покровская, а Сергей Иванович имел жительство в с. Малый Узень. Их мать Мария Ивановна Европеус, урожденная Анненкова, исполняла обязанности начальницы гимназии (угол Александровской и Соборной) в 1906-1907 г.в Самаре, жила там же в доме Вирпша. Вера Арсеньевна Европеус в 1906-1907 г. в Самаре была избрана членом Самарского местного управления Российского общества Красного Креста. В 1907 г. в семье Веры и Владимира Европеус родился второй сын Кирилл, годом позже – младший сын Юрий. Когда в Покровской слободе вспыхнуло восстание, телеграфные провода были оборваны восставшими. В.И. Европеус отправил вестового за помощью в Саратов. Восстание было подавлено, за что Владимир Европеус получил благодарность саратовского губернатора П.А.Столыпина.

В 1907 г. Владимир Иванович Европеус был назначен вице-губернатором в Пермскую губернию. В Перми Европеусы поселились в сентябре  1907 г. на втором этаже  дома П.Е.Попова  на углу Екатерининской,66 и Сибирской, 12.

В 1907 г. известный революционер Александр Лбов создал партизанский отряд, который занимался борьбой с существующим режимом. Успешные действия отряда были обусловлены поддержкой крестьян. В.И. Европеус принимал участие в подавлении выступлений отряда Лбова и  аресте братьев Ивана и Алексея Давыдовых, руководивших анархистским отрядом в Соликамском уезде. 22 августа 1908 года Европеус телеграфировал министру внутренних дел: «21 августа в 7 часов вечера в Добрянском заводе... задержаны главарь разбойной шайки Алексей Давыдов, соучастники его Мичурин, Чудинов». Иван Давыдов был смертельно ранен и вскоре умер. Военно-окружной суд привлек в качестве обвиняемых около 50 человек. 14 сентября выездная сессия Казанского военного суда в Перми объявила приговор: Алексей Давыдов и его боевые товарищи Степан Безгодов, Петр Чудинов, Александр Бубнов, Василий Семов были приговорены к лишению «всех прав состояния» и смертной казни через повешение.

И.Ф. Кошко писал, что В.И. Европеус, человек инициативный, энергичный. Повседневная бумажная работа не вызывала у  Европеуса энтузиазма. Когда в Пермь  приехал министр торговли и промышленности Д..А. Филосов. Губернатор А.В. Болотов из-за болезни отсутствовал, принимал Д.А. Филосова - В.И. Европеус.  В 1914 г. начались  выступления рабочих  на Лысьвенском заводе, связанные мобилизацией. По инициативе В..И. Европеуса волнения  были  ликвидированы.

С 1915 г. Владимир Европеус  инициирует решение вопросов о развитии металлургии на Кыновском заводе, о строительстве Камского железнодорожного моста. Вице-губернатор часто посещал  Мотовилихинский завод, заботясь о производстве. Пермское земство после отставки В.И. Европеуса выразило ему благодарность за поддержку мероприятий по противопожарной защите населенных пунктов.

В характеристике, данной И.Ф. Кошко другу Европеуса - полицмейстеру  

Н.Н. Церешкевичу, отмечается, что дом полицмейстера  отличался гостеприимством, сам Н.Н. Церешкевич пользовался большим уважением в губернии. И.Ф. Кошко характеризует его как «милого услужливого человека, которого все любили и со всеми он был в отличных отношениях».  Н.Н. Церешкевич был известен как сердцеед. Вера Арсеньевна  дружбу Владимира Европеуса с Церешкевичем не одобряла, полагая, что Церешкевич втягивает мужа в разные авантюры. Но Церешкевич был частым гостем в доме Европеусов. Вера Арсеньевна была достаточно ревнива. Этому способствовали поступки Владимира Ивановича. Случались и различного рода интрижки, доходившие до скандальных ситуаций. Так семейная дама Елена Васильевна Грибушина, супруга главы чайного торгового дома  С.М. Грибушина, вела богемный образ жизни. Елена Васильевна завела роман с Владимиром Ивановичем Европеусом, мужчиной видным и благородным.15 мая 1909 г. определением Пермской епархии брак Сергея Михайловича и Елены Васильевны Грибушиных был расторгнут «про вине прелюбодеяния жены». На Елену Васильевну, имевшую четверых детей,  наложили  семилетнюю епитимью.  

В 1915 г. В.И. Европеус был назначен астраханским вице-губернатором. В Астрахани семья Европеуса жила на Дворецкой. Кроме основных обязанностей, Владимир Иванович исполнял обязанности члена  Комитета Великой Княгини Татьяны Николаевны об оказании помощи пострадавшим от военных действий. Действительный статский советник В.И. Европеус 5 марта 1916 г. покинул  пост астраханского вице-губернатора  и поступил  заведующим бюро съезда уральских горнопромышленников.

В 1917 г. В. И. Европеус, возглавил созданный Временным правительством Временный комитет Уральского горнозаводского района. На собрании уральских промышленников, состоявшемся в марте в Екатеринбурге, было принято решение о создании постоянно действующего аппарата Совета съездов горнопромышленников Урала. Им являлось Екатеринбургское бюро Совещания горнопромышленников Урала (резиденцией Совета был Петроград). Бюро стало оперативным штабом уральских промышленников. Собрание приняло решение о необходимости представительства горнопромышленников во всех правительственных и общественных организациях, имевших отношение к уральской промышленности. Алексей Будберг в дневнике писал: «Несомненно, серьезность задачи, тяжести пережитого воодушевляли деловых людей, а военное положение и общее настроение сдерживали столь обычных у нас орателей, делающих такие съезды ареной для своего красноречия и для выявления своей оппозиционности и демократических чувств. Видно было, что все заявления и разъяснения были поручены двум главным ораторам - бывшему главному начальнику Уральского края С. С. Постникову и председателю бюро горнопромышленников В.И. Европеусу». В докладе Совета съездов горнопромышленников XXI съезду (март 1916) ближайшей задачей уральских металлургов определялся переход на массовое производство чугуна на коксовой основе, с сохранением древесноугольного производства только для изготовления высококачественных сортов чугуна. В связи с топливным кризисом был предложен план мероприятий по обеспечению заготовки и вывоза топлива (древесного угля и дров) в осенне-зимнем сезоне 1916-1917  г. через поголовную мобилизацию населения. Правительство пошло навстречу горнозаводчикам и в ноябре 1916 был разрешен принудительный наряд населению на 30 дней на рубку и возку дров во всех уездах Пермской губернии, в двух уездах Вятской губернии. Владимир Иванович Европеус в  1929 г.был   арестован  в  Новосибирске  и  заключен  в  тюрьму. В  июле  1931  г. он все еще находился в Новосибирской тюрьме

Страшная участь постигла и старшего сына В.И. Европеуса – Всеволода. Он учился в гимназии, затем - в трудовой школе. В середине 1930-х гг.  находился в ссылке в Игарке, был без работы. 10 февраля 1938 г. его  арестовали, 11 апреля приговорили к высшей мере наказания и 20 апреля 1938 г. расстреляли.

Кирилл Владимирович Европеус в  1925 г. работал на строительстве «Дворца труда» техническим руководителем. (Дворец труда построен в Новосибирске по  проекту архитектора  А.Д. Крячкова к 10-летию Октября).

Позднее Кирилл Европеус служил чертежником-конструктором  в  проектном  бюро  областного управления Сибкрайкомхоз.  В  июле 1929 г. его    уволили и лишили прав постановлением комиссии по высылке советского аппарата  за отказ явиться на чистку и за связь с отцом, в прошлом вице-губернатором.  В начале июля 1931 г. он обратился с заявлением  в  рабоче-крестьянскую  инспекцию: «Мой  отец  был  вице-губернатором,  он  ушел  в  отставку  в 1914 г. Я начал работать в советское  время,  так  как  мне  в  1917  г.  было  10  лет.  С отцом, которому около 70 лет, я не  живу  около  два с половиной года,  из  которых  последние  полтора года  отец  арестован,  но  и  до  ареста  мы  были  совершенно  чужие  люди.  Старуха-мать, живущая на иждивении моем и братьев, носила отцу передачу и, по-видимому, вот это и поставлено мне в вину, как связь с отцом.   Я  позволю  себе  сказать  два  слова  об  отце,  старик  под  70  лет сидит полтора года. Состояние его  здоровья настолько  тяжело, опасно, что тюремные  врачи  сняли  с  себя  ответственность  за  его  жизнь. Могу  ли  я, имею  ли  я  нравственное  право  запретить  старухе-матери,  которая прожила  с  ним  всю  жизнь,  носить  ему  передачу».  Кирилл Европеус уже в то время страдал тяжелой формой неврастении и часто находился на излечении.  Заступничество его коллег ни к чему не привело.

Юрий Владимирович Европеус учился в гимназии, затем - в трудовой школе. В середине 1930-х годов был сослан.

Так закончилась жизнь ставропольского земского начальника Владимира Ивановича Европеуса.

 

Начальник отдела

Использования

Лобанова Н.Г.

 

 

Ставропольские купцы Вейс

В 1874 г. у ставропольского купца Рихарда Федоровича Вейса (1837-1898) и его жены Софьи Павловны на хуторе Русская Борковка Ставропольского уезда родился сын Александр.

Прусский подданный Рихард (Роман) Федорович Вейс (1837-1898) – сын  Федора Федоровича Вейса, практикующего врача из Дерпта. Федор Федорович Вейс  с 1874 г. оставил специальность лекаря, переехал в  Николаев, где занялся торговлей. Дед Рихарда Федоровича – Федор Вейс  в 1782-1785 г. служил практикующим врачом в Орше Могилевской губернии   в чине штаб-лекаря.

Сам Рихард Федорович с 1873 г. жил в Ставрополе Самарском, где занимался торговлей зерном. Это было весьма прибыльным делом. В Самарской губернии в 1865 г. 362 торговых компании вели торговлю зерном с оборотом в 49 тысяч рублей в год. Торговлю мукой вели 85 купцов и компаний с оборотом в 66 тысяч рублей в год. В целом, губерния продавала хлеба на 15 миллионов рублей серебром в год, а ставропольская пристань с грузооборотом в 233 тысячи пудов на сумму в 76 тысяч рублей, составляла лишь небольшую часть в обороте зерна в губернии в 11 миллионов  пудов в год.

Семья Вейс не бедствовала. Рихард Федорович дал сыновьям университетское образование. Александр окончил медицинский факультет Юрьевского университета в 1910 году, Роман Рихардович – в 1908 г.

Александр Романович Вейс женился в 1899 г. на дочери статского советника Виктора Петровича Яблонского – Надежде Викторовне. В их семье был единственный сын Петр Александрович Вейс, женившийся на Матрене Федоровне Поповой. Дядя Надежды Викторовны Яблонской -  Иван Петрович Яблонский - был ставропольским уездным исправником.

Надежда Викторовна Яблонская-Вейс (1879-1920) окончила Казанский Родионовский институт. С 1902 г. работала начальницей Красноуфимской женской гимназии, откуда была уволена за политическую неблагонадежность. В 1903 г. преподавала французский язык в женской прогимназии г. Ставрополь Самарской губернии. С 22 декабря 1907 г. - начальница Челябинской женской гимназии, преподаватель французского языка, избиралась  членом правления Общества вспомоществования нуждающимся учащимся средних учебных заведений Челябинска. Находилась под негласным надзором полиции. Следы Вейс теряются после 1918 г., хотя по некоторым сведениям в 1924 г. она работала в центральной школе-девятилетке В.С. Боже в Челябинске.

В 1910 г. супруги Вейс развелись.

Александр Романович женился на Ольге Ивановне Спасокукоцкой  (1876-?). Ольга родилась в усадьбе Смыслово Даниловского уезда Ярославской губернии в семье земского врача Ивана Васильевича и Стефании Ивановны Спасокукоцких. Иван Васильевич в 1905-1908 г. в чине статского советника служил  практикующим врачом   в Санкт-Петербурге. В их семье было четыре сына Сергей, Николай, Владимир и Александр. Как и сестра Наталья Ивановна, Ольга Ивановна окончила в 1910 г. Женский медицинский институт в Петербурге.

Наталья Ивановна Спасокукоцкая (1879-1924) - известный хирург, доктор медицины, окончила в 1904 году Женский медицинский институт в Петербурге. Работала лаборантом на кафедре факультетской хирургии того же института, ординатором хирургического отделения госпиталя Красного Креста. В 1909 г. защитила диссертацию «Бактериологическое исследование крови у больных перитонитом и другими хирургическими инфекциями». Автор книг «Бактериологические исследования крови при хирургических инфекционных заболеваниях» и «Случай обширного иссечения тонких кишок».  

Брат сестёр - Сергей Иванович Спасокукоцкий (1870-1943) - учёный, хирург, создатель советской клинической школы. Внёс выдающийся вклад в область желудочно-кишечной и лёгочной хирургии, в решение проблемы переливания крови. Академик АН СССР.

Супруги Александр Романович и Ольга Ивановна Вейс начали службу на земском поприще практически одновременно. Ольга  Ивановна - земский врач в   1911-1913 г.

в с. Галкино  и в Полотняном заводе Медынского уезда Калужской губернии. Александр Романович Вейс - с 1911 г. земский врач в больнице с. Святогорье Глазовского уезда Вятской губернии.  Вскоре, в 1925 г.,   Ольга Ивановна перевелась акушеркой в Глазовскую больницу. Александр Романович служил врачом в Святогорской больнице до 1929 г.

Обратимся к документам. 21 января 1919 г.  А.Р. Вейс выступал на заседании Медицинского Совета  Глазовского уезда об эпидемии в д. Квака  Святогорской волости сыпного тифа. Совет  обратился к союзу фельдшеров с просьбой указать лицо,  которое могло бы быть командировано на место для  открытия временной эпидемической больницы на месте. Было решено  снабдить врача необходимыми медикаментами  и авансом в 2000 рублей. 15 сентября 1919 г. он доложил на Совете о большом количестве тифозных больных, возвращающихся из плена, а также солдат 3-й армии. Вейс предложил  открыть сеть эпидемических бараков, организовать протиэпидемические мероприятия т постоянный надзор за больными. Совет решил организовать девять эпидемических участков, в том числе  в Святогорье.  Александр Романович Вейс возглавлял Святогорскую больницу на  20 соматических коек и 25 инфекционных больных. В 1922-1925 г. в Святогорская больница имела персонал из шести фельдшеров, медсестер и оспопрививательниц.  В Святогорье родился сын Вейсов  - Сергей, получивший образование инженера.

В 1929-1930 г. Вейсы служили врачами в больнице Андоги Кадуйского района Ленинградской области.  11 марта 1931 г. Александра Романовича и Ольгу Ивановну арестовал Череповецкий оперсектор ОГПУ Ленинградской области по обвинению по статье 51-11 УК РСФСР, их содержали  в Череповецком домзаке. А.Р. Вейс был освобожден в марте 1931 г. из-за отсутствия состава преступления. Ольгу Ивановну отпустили в октябре 1931 г.

У сына Александра и Ольги Вейс – Сергея - две дочери: Ольга и Татьяна.

 

Начальник отдела учета

Н.Г.Лобанова

 

Горный инженер П.К. Штейнфельд в Ставрополе Самарском

Династия горных инженеров Штейнфельд происходила из Австрии. Штейнфельды служили в России с 1765 г. Иван Александрович Штейнфельд (1769-1828) жил до 1801 г. в Санкт-Петербурге и служил  на Петергофской гранильной фабрике.   Здесь родился его младший  сын Капитон (1799-?)

17 мая 1802 года А.С. Строганов, президент Академии художеств, в ведении которого были и камнерезные заводы, обратился к Экспедиции с предложением направить в Екатеринбург для руководства классом резного художества И.А. Штейнфельда, который занимался вырезанием из камня печатей. В 1802 г. известный резчик по камню и гранильщик Иван Штейнфельд  был переведен с Петергофской гранильной фабрики в Екатеринбург. Екатеринбургская гранильная фабрика была основана в 1765 г., как государственное предприятие, находившееся в ведении Царского двора. На Екатеринбургской гранильной фабрике распиливали и резали твёрдые породы цветных поделочных камней, изготовляли вазы, обелиски, большие чаши, колонны (для Зимнего дворца). В формулярном списке  Ивана Штейнфельда есть запись о пожаловании ему в 1818 г. «золотых часов за обработку из крепкого камня антика, изображающего портрет Её Величества.  В  своей работе  Иван Штейнфельд строго следовал утвержденным образцам камей. Выслужив чин титулярного советника, к 1826 г. Иван Александрович занимал должность мастера.  После смерти И.А. Штейнфельда,  в 1828 г. руководство цехом по изготовлению камей  перешло к главному мастеру Я.В. Коковину.

            Капитон Иванович Штейнфельд пошел по стопам отца, окончив в 1819 г. Петербургский горный кадетский корпус. Он был определен в службу в Екатеринбургские заводы, а в 1830 г. перевелся управляющим на Юговские заводы.

В  ведении  Пермского  горного  управления  находились  Юговские (Верхний и Нижний) казенные  медеплавильные  заводы, построенные в начале 18 века казной.

В  1759  году  согласно императорскому  указу,  Юговские заводы  были переданы из  казенного  управления  в  частную собственность  графу И. Г. Чернышеву.  Затем в 1770 и 1780 годах заводы были проданы вновь в казну.

Капитон Иванович Штейнфельд в 1830 г. получил чин гиттенфервальтера 10 класса, затем - обер-гиттенфервальтера  8 класса.   С 1840 г. он  - советник в 1-м департаменте Уральского горного правления.

Старший из сыновей Капитона Штейнфельда – Николай Капитонович (1832-после 1918 г.) окончил Институт корпуса горных инженеров в С-Петербурге в 1852 г., служил на Урале исполняющим должность  главного  механика (1862,1865), главным механиком (1871) Уральских заводов. Будучи членом Уральского отделения Русского Императорского технического общества, он писал  директору горного училища

Н.К. Чупину в   1872  г.: «Официальная деятельность Уральского отделения русского технического общества  была  приостановлена,  несмотря  на  то,  что  избранная  общим  собранием 23 декабря 1870 г. членов отделения комиссия по разработке чугуноплавильного производства с успехом вела и ведет свои  занятия». В  1874-1875  гг.  Н.К. Штейнфельд  и писатель И.П. Котляревский  хотели возобновить деятельность отделения, но безуспешно. В 1877 г. Уральское отделение Русского технического общества проводило при деятельном участии Н.П. Штейнфельда Уральско-Сибирскую научно-промышленную выставку.

Как член Уральского отделения Русского Общества любителей естествознания,

Н.П. Штейнфельд первым поставил подпись в его новом уставе.

Он женился на Лидии Георгиевне Руммель, и имел в этом браке одного сына Федора. В военной службе с 1878 г., Н.П. Штейнфельд  был командиром 4-й резервной артиллерийской бригады, командиром 16-й артиллерийской бригады и закончил службу в чине генерал-майора (1899).

Второй сын Капитона Штейнфельда – Павел Капитонович (1839-1902) служил на Урале смотрителем Песковского чугуноплавильного завода (1871), механиком Екатеринбургских заводов (1876), с 1878 – главным  механиком Уральских заводов,

с 1886 г.  – управляющим Уральской  золотосплавочной химической  лабораторией. Сюда поступало шлиховое золото со всех приисков Урала. После его переплавки проводились специальные исследования по определению чистоты металла. На полученных слитках ставилось клеймо с указанием веса в фунтах и золотниках. Затем золото отправлялось на Монетный двор в Санкт-Петербург. В 1886 г. Павел Капитонович был назначен старшим чиновником особых поручений при Уральском горном правлении. В 1888 г. он опубликовал в «Екатеринбургских епархиальных ведомостях» философско-публицистическое сочинение в стихах «Практично ли христианское учение о кротости и смирении», в котором внушал идеи христианского смирения и «удаления своих покушений от невозможного».

В 1895 г. Павел Капитонович Штейнфельд был пожалован в чин действительного статского советника.  Павел Капитонович стал  первым редактором газеты «Екатеринбургская неделя», которая выходила с  1879 г.,    главным редактором  «Екатеринбургской  недели».   Сын Штейнфельда Владимир Павлович в письме к краеведу И.К. Черданцеву (1939 г.) писал: «Идея издания в Екатеринбурге первого периодического органа принадлежит Николаю Александровичу Полкову, но выношена была совместно с отцом. Он был в больших приятельских отношениях с ним».

В мае 1879 г. А. А. Полкова была утверждена в правах издательницы, а

П. К. Штейнфельд - первым редактором. П.К. Штейнфльд стоял на учете в губернском полицейском управлении.  В обзоре за 1875 г., сделанном майором корпуса  полиции  по Екатеринбургскому уезду, П. К. Штейнфельд подозревался в связях с политически неблагонадежными Н. Д. Сушиной и В. П. Обреимовым.

Управляющий заводами В. Д. Черкасов писал: «весь интерес газеты Штейнфельда  исчерпывается тем, в какой степени ловко и сильно пропечатали ту или иную личность».

2 апреля 1885 г. Совет Главного управления по делам печати заслушивал вопрос

«О вредном направлении газеты «Екатеринбургская неделя». Штейнфельда предупредили, что газету могут закрыть. 4 ноября 1885 г. П.К. Штейнфельд передал право издания Георгию Августовичу  Тиме. В декабре 1885 г. Штейнфельд покинул пост редактора. С 1886 г. Павел Капитонович - чиновник  особых поручений. Сам он отмечал: «Все пишут, что Штейнфельд - горный инженер, а потому в «Екатеринбургской неделе» не пишут о злоупотреблениях на казенных заводах».

Писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк в письме к публицисту В. А. Гольцеву сообщал (1890), что не сотрудничал в газете Штейнфельда из-за того, что газета представляла интересы Горного ведомства.

Жена Павла Капитоновича – дочь надворного советника Лидия Александровна Романова. В браке у них было девять детей (Николай (1864-?), Михаил (1866-?), Александр (1869-?), Елена (1871-?), Владимир (1873-?), Лев (1876-?), Екатерина (1877-?), Дмитрий (1879-?), Софья (1881-?).

Павел Штейнфельд занимался научной работой в области  кристаллографии и математики,  принимал участие в съездах уральских горнопромышленников в начале 1880-х гг. В 1897 г. он вышел в отставку в чине действительного  статского  советника.

В 1890 г. в Уральском обществе любителей естествознания  он выступал с докладом

«О паровых турбинах».    Павел  Капитонович  представлял  паровую турбину, которая была им установлена на Верх-Исетском заводе и  приводила    в  действие  механическую  фабрику,  а  также - проект своей новой турбины.

За год до отставки Павел Штейнфельд продал родительский хутор под Полтавой, большую часть имения в Вятской губернии и приобрел дачу в Саратовской губернии (8,5 тыс. десятин земли) и дом в Вольске. Здесь он познакомился со ставропольским горным промышленником Георгием Сергеевичем Ванюшиным, который был родом из Саратовской губернии. Ванюшин пригласил Штейнфельда для работы на Жигулевских известковых заводах в Ширяево Ставропольского уезда.

Жил последние годы своей жизни Павел Капитонович Штейнфельд в Ставрополе Самарской губернии. Он скончался 21 июля 1902 г. и был похоронен на Ставропольском кладбище.

Старший из сыновей Павла Капитоновича – Николай Павлович, историк и этнограф, подробно описал быт пермяков в книге «Зюздинский край», вышедшей в  Вятке в  1892 г.

Александр Павлович Штейнфельд  стал врачом.

Четвертый из сыновей - Владимир Павлович Штейнфельд, до 1917 г. был исправником Бийского уезда. В 1910 г. в типографии «Товарищество» вышла его книга «Бийский уезд Томской губернии: Топографический, экономический и этнографический очерк уезда», а в 1911 г. был издан его «Справочник по городу Бийску и Бийскому уезду». В 1915 г. поручик Владимир Павлович Штейнфельд – командир ополченческой роты

399-й Могилевской дружины, был призван в армию из ополчения, от призыва в Красную Армию был  освобожден по болезни.

Лев Павлович Штейнфельд  родился в 1876 г. в с. Кирс Слободского уезда Вятской губернии, в советские годы заведовал складом в  с. Мазаново Амурской области.  Он был арестован  5 октября 1922 г. и приговорен особой комиссией НКВД СССР 20 апреля

1923 г.  по ст. 58-10 УК РСФСР  к ссылке на 3 года в Зыряновский край.

Начальник отдела учета

и использования документов АФ РФ                                                                                                                                                             Н.Г.Лобанова

Ставропольские врачи братья Гамбургер

Немецкий род Гамбургер происходил из Ганау-на-Майне в земле Гессен в Пруссии.

Купец Отто Гамбургер был женат на Любови Политовой. Его сын  Отто Оттович (1880-?)  после окончания в 1908 г. медицинского факультета Петербургского императорского  университета, служил врачом.

Отто Оттович службу начинал в Саратове, там же родился его старший сын Виктор Оттович (1909-1942).  Отто Оттович  был призван на  военную службу. В 1910-1911 г. в Двинске Витебской  губернии он был  младшим врачом Ивангородского пехотного полка 25-й  пехотной дивизии (командир полка полковник С.З. Верховский). О.О. Гамбургер состоял в прямом подчинении полкового врача  надворного советника В.С. Яшпона.

В 1912-1916 г. Отто Оттович Гамбургер служил младшим врачом в 105-м Оренбургском пехотном полку  27-й пехотной дивизии (командир полка полковник Е.А.Российский) в Вильно Виленской губернии. Полк квартировал в Преображенских казармах в Игнатьевском переулке Вильно. Непосредственным начальником Гамбургера был надворный советник и полковой врач Н.И.Покровский.

В августе 1914 г. в бою у  Шталлупенена  105-й Оренбургский полк частично был уничтожен, частью окружен и пленен. 2-я дивизия немцев под командованием генерала фон Фалька обрушилась на обошедший ее с фланга Оренбургский полк, оставленный без поддержки. Противостоять  дивизионной артиллерии  полк  не мог,  под фланговым ударом дрогнул и в бес­порядке отступил. Большая часть состава полка попала в окружение и сдалась в плен. Был убит командир полка полковник П.Д. Комаров  и выбыли из строя 31 офицер и 2989 солдат. Действия 105-го Оренбургского полка признали героическими, но в стремительной атаке полк оторвался от 27-й дивизии, не был вовремя поддержан и погиб со своим командиром. 25.10.1914 г. в бою на том же плацдарме,  только что вновь укомплектованный полк,  сильно пострадал. 17.01.1915 г. 105-й Оренбургский полк в составе 3-го корпуса поддерживал  правый фланг Вержболовской группы. 08.02.1915 г. 

            В разгаре первой мировой войны, в 1916 г. О.О.Гамбургера по приглашению ставропольского уездного земства перевели в Хрящевку Ставропольского уезда Самарской губернии. Здесь он служил земским врачом. В этом селе он прожил до 1938 г.

Несколько ранее в 1911 г. начал свою службу в Ставропольском земстве врач

села Никольское-Давыдовское младший брат Отто - Рихард Оттович Гамбургер (1882-?). В 1911 г. в Ставропольском уезде было 8 больниц на 160 штатных кроватей. Медикаменты  аптечные припасы приобретались земской управой по заявкам от врачей в фирмах Феррейн, Брикошина в Москве, Шаплыгина в Петербурге, Черняка-Ритова в Саратове.

Одновременно с Рихардом Гамбургером земством был приглашен также немец Эрнест Фердинандович  Мейбом в Майнскую больницу Ставропольского уезда, а в Мало-Кандалинскую больницу - польский политический ссыльный фельдшер Дмитрий Ефимович Шухминский. Служба Рихарда Оттовича Гамбургера продолжалась в Никольском-Давыдовском Ставропольского уезда до 1917 г.

Двоюродный брат Отто и Рихарда – Отто Августович Гамбургер (1872-1922) служил  техником путей сообщения 3-го участка службы пути Александровской железной дороги в Вязьме Смоленской губернии.

Фактов сотрудничества советских немцев с фашистской Германией накануне Великой Отечественной войны  доказать никому не удалось. Но репрессии в отношении поволжских немцев применялись и до 1941 года.

Старший сын Отто Оттовича – Георгий (1904-1938) перед войной был  поездным машинистом депо на станции Кувандык Орского района Оренбургской области. Особой тройкой НКВД по Оренбургской области 14 октября 1938 г. он был приговорен к расстрелу, как немец.

Второй сын Отто Гамбургера – Виктор Оттович Гамбургер (1909-1942) перед войной служил начальником цеха цинково-электролитного завода «Электроцинк» Наркомцветмета в Саратове. 14 февраля 1942 г. по приговору особого совещания НКВД Виктор Оттович Гамбургер был расстрелян.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья»  дал идеологическое и политическое обоснование решения о депортации поволжских немцев, утверждая, что в районах Поволжья «имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов». Переселению в восточные районы подлежало 904 тысячи  немцев, учтённых местными органами комиссариата в сентябре-октябре 1941 г. Фактически же к 1 января 1942 г. было переселено 856 тысяч  человек. Подействие этого указа попал Герман Гамбургер.

Младший из сыновей Отто Гамбургера -  Герман Оттович родился в Хрящевке в 1921 г., когда Отто Гамбургеру был уже  41 год.  Герман  был преподавателем  Хрящевской сельской школы. В апреле 1942 г. его  депортировали   вначале в  Пермскую  область, затем – в Днепропетровскую. А в 1948 г. – в Димитровград Ульяновской области, где до 29.10.1954 года он состоял на учете в  комендатуре.

К сожалению, эта вся информация, о семье ставропольских врачей братьев Отто и Рихарде Гамбургер.

Начальник отдела учета

и использования документов АФ РФ                                                                                                                                           Н.Г.Лобанова

Ставропольский род дворян Пфунт

В 1786-1789 г. ставропольское уездное казначейство возглавлял отставной премьер-майор Александр Максимович Пфунт. Ставропольское уездное казначейство в 18 веке производило сбор и хранение государственных доходов, осуществляло  платежи,  передвижение денежных сумм из одного казначейства в другое или в государственный банк. Уездный казначей следил за своевременным и бездоимочным поступлением доходов. Избыток доходов передавался на определенные сроки в губернское Симбирское казначейство. Казначей А.М. Пфунт продавал гербовую бумагу, марки, бандероли, бланки, свидетельства и патенты на акцизные сборы, выдавал свидетельства на право торговли и промыслов, билетов на  торговые и промышленные заведения, паспорта мещанам.

Род  дворян Пфунт из Померании был внесен в родословные книги Оренбургской, Уфимской, Астраханской и Симбирской губерний в 18 веке. Сын отставного поручика Максима Пфунта, уездный казначей Александр Максимович Пфунт руководил хранением сумм присутственных мест Ставрополя, общественных учреждений и должностных лиц,  осуществлял перевод частных денежных сумм из одного города в другой. А.М. Пфунт  контролировал ведение счетоводства по всем доходам и расходам, утверждал все виды отчетности.

Двоюродный брат Александра Максимовича – поручик Александр Михайлович Пфунт в 1790-1792 г. служил в ставропольском нижнем земском суде дворянским заседателем. В полномочия нижнего земского суда входила обязанность контроля над спокойствием в Ставропольском уезде состоянием дорог и мостов и приведение в исполнение распоряжений губернских учреждений. Земский суд выполнял функции торговой полиции. Председательствовал в ставропольском нижнем земском суде в 1790-1792 г. исправник капитанСтепан Алексеевич Ивин, происходивший из дворян Костромской губернии.  

Сын Александра Максимовича Пфунтатитулярный советник Христофор Александрович Пфунт в 1847-1848 г. замещал должность ставропольского уездного винного пристава. Он наблюдал за казенным хранилищем вина и его продажей.

К должности Христофор Пфунт был представлен ставропольским уездным казначеем Павлом Петровичем Ивановым. Итак, винный пристав Пфунт служил при ставропольском казенном винном складе, к которому относились 70 казенных  винных лавок. В Ставропольском уезде насчитывалось около 20 частных винных предприятий.

Х. А. Пфунт принимал у откупщиков и казенных винных заводов спиртные напитки, обеспечивал сохранность спиртного и пополнение предусмотренных указами запасов, организовывал оптовую продажу вина, выдавал квитанции о приеме вина, по которым откупщики получали в казначействе деньги и ярлыки на провоз вина,  подписывал ежемесячные отчеты о количестве прибыли.

В 1852-1855 г. Христофор Александрович исполнял должность дворянского заседателя  ставропольского уездного суда.

Его родной брат Хрисанф Александрович Пфунт в 1864 г. также избирался дворянским заседателем уездного суда.

Родной брат Хрисанфа  - Иван Александрович Пфунт служил в чине майора Варшавского крепостного батальона.

Сын Христиана Максимовича Пфунта – коллежский секретарь Николай Христианович  в 1855-1862 г. служил секретарем самарской казенной палаты, затем – приставом 1-й части города Сызрани.

Начальник отдела учета

и использования документов

АФ РФ                                                                      Н. Г. Лобанова

 

Представители польского рода Гроссман в Ставрополе

Польский дворянский род Гроссман происходил из Моравии. Род относился к гербу Слеповрон  (Корвин).

Русская линия рода вела начало  от Игнатия Гроссмана, обосновавшегося в Каменец-Подольском. Трое его сыновей Александр, Владимир и Константин сделали блестящую карьеру, заняв верхние ступени  общественной иерархии.

Александр Игнатьевич Гроссман родился в  1836 г. В 1858 г. получил первый офицерский чин. В 1874 г. в чине полковника (пожалован в 1871.) стал командиром 21-й бригады полевой пешей артиллерии. В 1883 г. вступил в должность Карского генерал-губернатора, с 1883 г. – Тифлисского генерал-губернатора, с 1887 г. – Кутаисского генерал-губернатора. Александр Игнатьевич был награжден орденами святого Станислава 2-й и

3-й степеней (1875-1876 гг.), святой Анны 2-й степени (1879 г.), святого Владимира 3-й степени (1883 г.), персидским орденом Льва и Солнца 2-й степени  со звездами (1873 г.). В 1889 г. пожалован императором чином генерал-лейтенанта.

Владимир Игнатьевич Гроссман родился в 1850 г. Окончил Каменец-Подольскую мужскую гимназию, в 1872 г. – Санкт-Петербургский технологический институт по специальности инженер-технолог. В службе с 1874 года, с 1878 г. – в классном чине. В 1891 г. Владимир Гроссман поступил в Министерство путей сообщения. Служил в чине инженера 5-го класса в должности начальника участка пути, затем - начальника материальной службы железной дороги Гомель - Ромны.  Избирался попечителем Гомельского технического железнодорожного училища. В 1904 г. в чине действительного статского советника был удостоен персидского ордена Льва и Солнца 2-й степени, в 1915 г. -  ордена святого Станислава 1-й степени. В 1906 г. Владимир Игнатьевич Гроссман избирался депутатом Минской уездной Думы. Перед революцией Владимир Игнатьевич преподавал в Санкт-Петербургском технологическом институте архитектуру и механику.

Старший из сыновей Игнатия Гроссмана - Константин Игнатьевич Гроссман (1833-1894) окончил Каменец-Подольскую мужскую гимназию, медицинский факультет Киевского императорского Владимирского университета.  В 1857 г. заключил договор со Ставропольским земством и начал службу врачом в чине титулярного советника в ставропольской земской больнице. Активный и неравнодушный человек Константин Игнатьевич  в 1864-1875 гг. избирался на должность председателя ставропольской земской управы, в 1863-1864 гг. – мировым посредником

5-го участка Ставропольского уезда, почетным мировым судьей (1874 г.), депутатом уездного земства (1880-1883 гг.). В качестве полкового лекаря Константин Гроссман участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

В 1858 г. Константин Игнатьевич женился в Ставрополе на местной дворянке Александре Васильевне Виноградской, дочери Виноградских Василия Ивановича и Екатерины Ивановны (урожденной Смирнитской). В Ставропольском уезде у семьи Гроссман были земельные владения в 302 десятины. Скончался Константин Игнатьевич внезапно в возрасте 62 лет в 1894 г. Во время голода 1898 г. в Самарской губернии вдова Константин Игнатьевича - Александра Васильевна Гроссман открыла в с. Зеленовка Ставропольского уезда на собственные средства столовую для голодающих детей. Она была членом Самарского частного губернского кружка помощи детям крестьян, пострадавших от неурожая 1898 года. 

 

Начальник отдела

учета и использования

документов АФ РФ

Н.Г.Лобанова

 

Семья Христ в Ставрополе

 

Немец из Касселя в земле Гессен - Йоганн Христ перешел на русскую службу в начале 18 века. Его сын Иван Иванович Христ (1765-?) поступил  в  Оренбургский гарнизонный полк, где прослужил с 1780 по 1796 г., когда полк получил название 2-й Оренбургский регулярный казачий. Иван Христ вышел в отставку в чине премьер-майора.

Его сыновья  служили в Бузулуке Самарской губернии.

Николай (1800-?) -  дворянский заседатель в нижнем земском суде, Иван, отставной полковник, в 1822 г. в Бузулуке был избран уездным предводителем. Василий – гласный в земстве. Их сестра Екатерина Ивановна вышла за Николая Николаевича Меча (дворянский род Меч внесен в родословные книги Самарской губернии в 1855 г.). Он приходился двоюродным братом Александру Васильевичу Меч, полковнику артиллерии 3-й запасной артиллерийской бригады в Самаре. А отец Александра Васильевича  Меча -  Василий Николаевич Меч, избирался председателем бугурусланской земской управы в 1880-1883 гг. Сын Н.Н.Меч – Василий Николаевич, земский начальник 4-го участка Бузулукского уезда в 1902 г., был женат на Лидии Николаевне Плешивцевой.

Старшая сестра братьев Христ - Анна - вышла замуж за Павла Петровича Путилова (1798-1844), сына бузулукского предводителя дворянства Петра Ивановича Путилова и его жены Федосьи Гавриловны. Путиловы относились к стародавнему нижегородскому дворянству.

У Николая Ивановича Христ было семь детей: Софья, вышедшая замуж за дворянина из Рязанской губернии - Владимира Александровича Новосильцева; Надежда, Константин, Борис, Владимир, Екатерина и Николай. Сын Николая Ивановича – Николай Николаевич, был до революции в Бузулуке дворянским заседателем (1902 г.).

У полковника Ивана Ивановича Христа было трое сыновей: Евгений. Николай и Борис.

Евгений Иванович (1879 г.р.), окончил медицинский факультет Казанского императорского университета в 1904 г., по приглашению земства служил врачом в Ставрополе-на-Волге с 1916 г.

В 1911 г. в Ставрополь был переведен управляющий Сколковским удельным имением в Самарском уезде Сергей Александрович Клочков. Его назначили управляющим 13-м Ставропольским имением, которым он руководил до 1917 г. Сергей Александрович  женился на вдове Бориса  Ивановича Христа – Екатерине Васильевне Христ.  Семья жила в Узюкове в доме губернского секретаря Василия Игнатьевича Виляева, подлесничего в Ставропольском удельном имении. У Екатерины Васильевны от первого брака с Борисом Ивановичем Христ было трое дочерей: Софья, Валерия и Лидия. К 1918 г. Лидия вышла замуж и жила в Самаре с мужем,  уроженцем поселка Шенфельд Самарской губернии - Андреем Мартыновичем Даниэлем.

После национализации недвижимости в Ставрополе большевиками, Екатерина Васильевна Христ вернулась в Ставрополь с дочерьми и нашла свой дом разграбленным, а её имущество присвоили соседи. Екатерина Васильевна обратилась в укомхоз с требованием вернуть разграбленное имущество, в том числе и личные вещи ее дочерей. Что-то по  мелочи ей вернули, но дом и мебель семья назад не получила. Христы были вынуждены уехать в Самару. А две дочери устроились преподавать в сельских школах уезда.

В советские годы из потомков семьи Христ в Бузулуке жили дети Василия Николаевича Меч и Лидии Николаевны Плешивцевой:  Конкордия (1876-?), Арн (1878-?), Екатерина (1879-?), Валерия (1883-?), Дмитрий (1892-1921).

Арн Васильевич Меч - командир 35 артиллерийской бригады был в 1915 г. удостоен за храбрость ордена святого Владимира с бантом и мечами, - писал журнал «Русский инвалид».

Дмитрий Васильевич Меч, бывший офицером в армии А. В. Колчака, в 1921 г. служивший писарем в горздравотделе в Самаре, был расстрелян по обвинению в антисоветской деятельности.

Там же в Бузулуке остались дети Николая Николаевича Христа: Александр, Софья, Юлия, Константин, Маргарита, Екатерина (1883-1937). Екатерину Николаевну, работавшую в советские годы портнихой,  арестовали в Бузулуке по обвинению по ст.58-1 УК РСФСР и приговорили в шести годам лагерей.

 

Начальник отдела учета

использования документов

АФ РФ                                                                                 Н.Г.Лобанова

 

 

 

 

 

 

Род ставропольских мещан Штрик

В июне 1896 г. ставропольская мещанская вдова Екатерина Александровна Штрик, урожденная Кожевникова, подала в Ставропольскую земскую управу  прошение, по которому председателем управы В.С. Тресвятским был сделан доклад 32-му земскому собранию. Прошение о выделении казенной стипендии её сыну Константину Ильичу Штрику для обучения в Казанском Императорском ветеринарном институте. Екатерина Александровна писала, что после окончания Самарского реального училища, где Константин тоже был стипендиатом ставропольского городского общества,  он поступил в ветеринарный институт и был вынужден за 20 рублей давать частные уроки, чтобы оплачивать курс лекций. Ему было выделено на шитье форменной студенческой одежды 40 рублей из выручки от любительского спектакля в Ставропольском курзале в дачный сезон. Екатерина Штрик отмечала в своем прошении, что муж её Илья Никанорович Штрик прослужил в земской управе 20 лет с 1865 по 1885 г. писарем и канцеляристом. После его кончины (1890) вдова получала на сына пенсию до его совершеннолетия. Ставропольское земство согласилось выплачивать стипендию в 50 рублей ежемесячно в течение четырех лет обучения Константина Штрик в институте, учитывая заслуги отца перед городским сообществом. При условии, что после окончания института Константин Ильич Штрик должен отслужить в ставропольском земстве 10 лет.

Род ставропольских мещан Штрик берет свое начало от прусского подданного Ермолая Дмитриевича Штрика, женившегося на Евлампии Степановне Штрик (1790-1864). Сын Ильи Ермолаевича – Никанор Ильич был женат на буинской мещанке Татьяне Леонтьевне Прохоровой. В семье остался единственный выживший из всех детей – Илья Никанорович (1853-1895), который в  21 год женился на дочери ставропольского мещанина Александра Семеновича Твердышева – 19-летней Екатерине Александровне. Старший сын Ильи Никаноровича – Александр родился в 1875 году, окончил Казанский ветеринарный институт и по приглашению Самарского губернского земства служил в 1902-1903 гг.  ветеринарным врачом  в Марьевке Николаевского уезда. В 1907 г. ставропольское уездное земство пригласило Александра Ильича на службу в наш уезд. Здесь же в Ставрополе в 1902 г. Александр Ильич женился на Анастасии Осиповне Кондратьевой (1872-?). Их старшая дочь Зоя умерла, когда ей не было и шести месяцев, а в 1907 г. родился сын Николай Александрович Штрик.  Второй из сыновей Ильи Никаноровича – Константин (1878-?) окончил Казанский императорский ветеринарный институт в 1900 г., служил ветеринарным врачом на хуторе Змиевский Новоузенского уезда Самарской губернии, в 1904-1905 гг. он сменил брата Александра на должности ветеринарного врача в Марьевке Николаевского уезда, а в 1908-1916 г. работал в Ставрополе участковым ветеринарным врачом. Дом Константина Ильича стоял на улице Цеховой, 102.

Ставропольское уездное  земское собрание в  1901 г.  утвердило организацию ветеринарно-лечебной части для создания в уезде участковой сети с дальностью  обслуживания не более  30 км. В 1903 г. ветеринарных участков в уезде насчитывалось 7, и участковая ветеринария стала  стационарно-разъездной. В 1904 г.  число участковых врачей выросло до 8.

В Ставропольской земской управе регулярно проводились совещания с участковыми ветеринарными врачами, в число которых в 1913 г. входили С.И.Невский, С.Г. Дырченков, Н.С.Савельев, К.И. Штрик, А.Н.Неофитов, Любимов, старший ветврач П.В.Лазарев. Так в 1913 г. на таком совещании рассматривались вопросы о маллеинизации жеребцов,  об охране губернии от заноса сапа косяками степных лошадей, о выработке инструкции для ветеринарного персонала губернии, об обследовании животноводства в уезде, о командировании участковых ветеринарных врачей для совершенствования в хирургии и терапии, о кумысных матках и их дойке при заболевании жеребят мытом, о формировании ветеринарных библиотек при ветеринарных амбулаториях, об открытии музея при мелекесской ветеринарной амбулатории. На этом совещании был заслушан доклад К.И. Штрик и утвержден земством для принятия дальнейших мер.

Ставропольская  ветеринарная служба к 1905 г.   смогла защитить животноводство уезда. Эпизоотии  чумы крупного рогатого скота, сапа, сибирской язвой, воспаления лёгких были ликвидированы. Земские ветврачи трудились, чтобы расширить сферы деятельности земской ветеринарии, использовали новые виды  диагностики, профилактики и лечения животных. Ветеринары были истинными энтузиастами своего дела. Это устраняло все трудности и делало ветеринара самым уважаемым человеком.

 

Начальник отдела

учета и использования

документов АФ РФ                         Н.Г.Лобанова

 

Немецкие дворяне Дымман в Ставрополе

Уроженец Курляндии поручик Несвижского карабинерного полка Осип  (Иосиф) Дымман участвовал в Польском походе 1831 г. и был награжден знаком отличия военного ордена 3-й степени.

Старший сын Осипа – Виктор Осипович в 1865-1872 гг. служил в должности прокурора Межевой канцелярии Межевого корпуса в Москве.

Второй сын Осипа – Лаврентий Осипович – начинал службу в 1872 г. в чине коллежского секретаря -  младшим помощником акцизного надзирателя в Речицком управлении 9-го акцизного округа. Капитан в отставке Лаврентий Осипович, кавалер  ордена св. Станислава 3-й степени, участвовал в  русско-турецкой войне 1877 г. В 1884-1895 гг. Лаврентий Осипович был смотрителем зданий Полоцкого кадетского корпуса.

Старший из сыновей Лаврентия Осиповича – Константин Лаврентьевич – в 1909 г. – капитан, обер-офицер для поручений при штабе Приамурского военного округа, перед началом первой мировой войны служил в 13-й Сибирской стрелковой дивизии. В 1914 г. он был пожалован  полковником и назначен на должность начальник штаба корпуса,   в 1915 г. - начальника Генерального штаба.  В 1915 г. Константин Лаврентьевич был удостоен Георгиевского  оружия за храбрость.

Второй сын Лаврентия Осиповича – коллежский асессор Валериан Лаврентьевич (1874-?) в 1905-1917 гг. служил в должности управляющего 5-м Ставропольским удельным имением. Валериан Лаврентьевич женился в Ставрополе на местной дворянке Марии Михайловне. В 1904 г. у них родился сын Александр Валерианович Дымман.

Третий сын Лаврентия Осиповича – Владимир Лаврентьевич (1875-?), уроженец Речицкого уезда Минской губернии,  окончил Полоцкий кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище, Михайловскую артиллерийскую академию (1902), служил в чине поручика 33-й артиллерийской бригады, в чине полковника - помощником начальника  по технической части Петроградского трубочного  завода. Владимир Лаврентьевич был членом патронно-трубочного треста, бюро членов начальников заводов, товарищем директора 1-го отдела технико-производственного управления, председателем научно-технического совета производственного объединения военной промышленности. В 1923 г. – председатель технико-производственного комитета техническо-производственного управления Военпрома. В 1927 г. Владимир Лаврентьевич - председатель секции военных инженеров  Всероссийской ассоциации инженеров. 14 мая 1928 г. Владимир Лаврентьевич был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. 21 октября 1929 г. его расстреляли. Военный инженер похоронен на Ваганьковском  кладбище. Его вдова Софья Георгиевна была арестована в 1929 г., приговорена к 5 годам ссылки, жила в Вязьме и Гжатске. В 1930 г. по ходатайству организации «Помощь политическим заключенным» получила разрешение на проживание в Москве у сестры Зинаиды Георгиевны  – жены заслуженного деятеля АН СССР, профессора Новицкого Василия Федоровича (1869-1929), родного брата генерал-лейтенанта Е.Ф. Новицкого и генерал-майора Ф.Ф.Новицкого.

 

Начальник отдела учета

и использования

документов АФ РФ

Н.Г.Лобанова

Ставропольские Ленквисты

Шведский подданный Густаффсон Лёнгвист (1748-1815)  был первым переселенцем в Ставрополь Оренбургской губернии. Его сын Йонас Лон Лёнгвист (Григорий Ленквист) служил в ставропольском земстве канцеляристом до 1861 г.

Брат Григория Ленквиста – Густав Ленквист, заседатель  ставропольского нижнего земского суда, оставил после себя пять  сыновей: Густава, Федора, Григория, Самуила  и Александра.

Густав Густавович преподавал математику, физику и естествознание в ставропольской женской гимназии, он  был женат на ставропольской мещанке Марии Ивановне Кожевниковой. Все братья Ленквист были музыкальны и играли на разных инструментах: скрипках, виолончелях, фортепиано. Все братья были участниками любительского оркестра, исполнявшего легкую музыку  в ставропольском курзале в летнее время для дачников. Двое братьев пели в церковном хоре в Троицком соборе.

В 1919 г. при ставропольском УОНО  была образована комиссия в составе Г.Г. Дикк и Н. Коровина для организации и открытия музыкальной школы на 100 учащихся. При содействии музыкальной секции комитета политпросвещения уездного отдела народного образования,  школа на 109 учеников была открыта. Преподаватели:   фортепиано –

Самуил Ленквист, рояль - Е.Надеждина, И.Г. Гер, фортепиано - Н.И.Зимина, сольное и хоровое пение - Б. Пиллер, история  музыки - Г. Ленквист, эстетика - П. Пузырев.  

В 1920 г. в мае была организована музыкальная секция комитета политпросвещения уездного отдела народного образования (зав. секцией Ковалева). Комитет проводил лекции о музыке и концерты с исполнением произведений разных     композиторов, ставились отрывки из опер в костюмах и гриме, сцены из балетов. В 1922 г. Ставропольское УОНО утвердило список музыкантов, выступавших  в платных музыкальных концертах в курзале  (ставка за один концерт - от 200 до 600 рублей). В списке были братья Ленквисты.

Дом Ленквистов стоял на ул. Цеховой, 77. По вечерам из окон был слышен патефон, пение под гитару и скрипку.

Наиболее интересен для нас хор Троицкого собора Ставрополя. Регент Александр Клапанов собрал в свой коллектив преподавателей пения и руководителей хоров учебных заведений Павла Малышева, Михаила Беседнова, Петра и Елену Лукьяновых и братьев Ленквист. Духовная музыка русских композиторов была основным, кроме обязательного,  репертуаром хора.

Первый оркестр балалаечников  был создан в Ставрополе в 1920 г. В оркестре  были  инструменты с квартовым строем, использовались достижения школы игры на балалайке Владимира  Носова. В оркестр вошли 16 энтузиастов-любителей, которыми  руководил фельдшер Ефим Романов, основным костяком оркестра были братья Григорий, Густав, Федор, Самуил  и Александр Ленквисты. Репертуар  оркестра полностью состоял из народных песен и плясок, приобрел горячих поклонников, заслужил единодушное признание жителей города и уезда. Организованные при оркестре курсы игры на балалайке посещали красноармейцы, ремесленники, сельские учителя. Оркестр обслуживал части 5-й армии Восточного фронта, сельскохозяйственные коммуны,  выступал в рабочих клубах. 

Основание: Р-355 оп. Д.5, 7, ф.31 оп.1дд.428,ф. Р-131оп.1д.1,2,6,7,19,20,

Н.Г.Лобанова

начальник отдела учета и использования

документов АФ РФ