например: строительство дорог

При некорректном отображении информации на сайте необходимо руководствоваться следующими Правилами.

Территория опережающего социально-экономического развития

История сел Ставропольского уезда

Отправить сообщение об ошибке
 

Из истории села Ягодное.

В 1950 году Средне-Волжская археологическая экспедиция АЛ СССР под руководством профессоров Смирнова и Мерперта произ­водила раскопки археологических памятников в Ставропольском районе перед затоплением территории Куйбышевским водохранилищем В 1951 году отряд под руководством В.В. Гольмстен севернее Ягодного вскрыл могильник-курган, относящийся к срубной культу­ре эпохи поздней бронзы II-I тыс. до н.э. В кургане было 30 могил, внешний круг которых составляли мужские, а внутренний - женские и детские захоронения, края могил были обложены деревянным срубом. Умерший лежал в могиле в позе спящего, головой на север, лицом на восток. Рядом археологи обнаружили толстостенную кера­мику неправильной формы, изготовленную без помощи гончарного круга. В эти горшки клалась пища для умершего, орудия сельхозтруда с бронзовыми наконечниками и оружие. Люди в ту далекую эпоху жили большими родовыми семьями по 150 человек в землянках площадью до 100 кв. метров, крышу землянки подпирали столбы, в центре было кострище. Основным занятием племен было земледелие, охота при помощи копий и рыболовство.

Срубники были язычниками, поэтому в центре Ягодинского кургана 4-метровое кострище для принесения в жертву животных. Близ зем­лянок археологи обнаружили ямы-холодильники глубиной до 5 мет­ров для хранения в горшках мяса. Племена срубной культуры имели торговые отношения с кочевниками-скифами и сарматами. Слобода Воскресенская, Ягодное, была основана в числе 11 слобод построенных в конце 30-х годов 18 века В.Н. Татищевым для жительства калмыков, переселенных в нашу местность из Орен­бургских степей в связи со строительством крепости Ставрополь. Калмыки, крестившиеся в православие по распоряжению правитель­ства получили в слободе Воскресенской землю, для них возвели все необходимые постройки. К 1744 году в Ягодном построен храм в честь Казанской Божьей Матери. Возводили каменную церковь русские крестьяне-поселенцы, относившиеся к разряду государственных крестьян, бывших монастырских, принадлежавших Савво-Сторожевому монастырю, получивших освобождение от крепостной зави­симости в 1786 году. Савво-Сторожевому монастырю принадлежали земли на луговой стороне Волги вверх до Ягодного и по 5-6 верст в урочище и округе.

Это были леса, варницы, Ягодинский эрик, Ягодинский бор в 20 верст  длины и 3 - ширины. После принятия калмыками Ягодинского улуса православия село перешло в подчинение Ставропольского духовного правления Симбирского наместничества. Священнику Казанской церкви уста­новили жалование 8 рублей в год, при храме были два псаломщика, просвирня, также находившиеся на обеспечении духовного правле­ния. Храм получал на церковные расходы 3 рубля в год. В 1770-1771 гг. графам Орловым указом императрицы отвели селения на луговой стороне Волги, в том числе слободу Воскре­сенскую. Так возник Ягодинский хутор графов Орловых-Давыдовых, впоследствии перешедший во владение наследников Владимира и Алексея Анатольевичей Орловых-Давыдовых. Управлял хутором А.С. Панафидин. В декабре 1866 г. департаментом Санкт-Петер­бургской палаты гражданского суда была совершена купчая кре­пость по продаже земли вдовой генерала-от-инфантерии Пелагеей Васильевой и ее детьми графами Николаем Михайловичем и Леонидом Михайловичем Муравьевыми и дочерью Софией Михайловной Шереметьевой графу Владимиру Петровичу Орлову-Давыдову в коли­честве 14 тысяч десятин за 425 тысяч рублей серебром в Ягодинской даче. У калмыков и русских крестьян форма землевладения в 18 ве­ке была общинной.

С 1797 года население Ягодного вошло в Удель­ное ведомство во владение императорского дома. Крестьяне владели землей по наследственным долям, но постепенно вводилось уравни­тельное землепользование, с периодическими переделами. Удельных крестьян объединял Ягодинский приказ, сельский сход избирал ста­росту для наблюдения за крестьянскими хозяйствами, разбора мел­ких тяжб, казенного старосту, ведавшего сбором повинностей, оброков, писаря. Над выборным крестьянским органом стояла удель­ная экспедиция, впоследствии удельная контора, управлявшая из 5-го Ставропольского удельного имения Самарского округа, куда и входило село. Ягодинская, Табурная, Хрящевская, Чувашско-Сусканская, Мазинская, Узюковская лесные дачи имения имели общую пло­щадь 19696 десятин земли. В аренду в имении сдавались отдельным крестьянам, крестьянским товариществам и обществам 2 тысячи десятин угодий с годовым окладом 107 тысяч рублей. В третьем Ягодинском объезде в аренду под посев и сенокос сдавались участ­ки №№ 30-33, причем имение оказывало арендаторам помощь семен­ной ссудой в размере: ржи - 32 тыс. пудов, пшеницы - 5 тыс.пудов, пшеницы-египетки -57 тыс.пудов.

Крестьянское общество Ягодного не только арендовало в имении землю, но и отрабатывало оброк на полевых, лесных, ирригацион­ных, мелиоративных и других работах, нанимало пасечный промысел, имело варницы. Всего доходы имения складывались из арендной платы за землю, промыслы, окладов сельскохозяйственного пользования, недоимок, штрафов, доходов с торгов лесом. Статьи удельных расходов вклю­чали в себя содержание штата полевых смотрителей, сторожей, при­казчиков, землеустройством (лесовозобновление, культивация, ме­жевание, содержание питомников, хозяйственная заготовка леса, организация сплава и торга, мелиорация, содержание штата удель­ного округа, страхование, повинности). За пользование землей крестьяне Ягодного, кроме государст­венных и мирских повинностей, платили оброк, отбывали повинности в пользу удела. Оброк этот в размере 3 рублей с ревизской души в 1810 году составил уже 5 рублей. В 1830 году подушный оброк заменили поземельным сбором, составлявшим две пятых валового дохода с надела. В 1858-1859 гг. отменили личную зависимость крестьян Ягодного. С 1863 года все земли, находившиеся в поль­зовании крестьян села предоставлялись им в собственность с усло­вием обязательного выкупа. Прежние платежи превратились в выкуп­ные, которые удельные крестьяне Ягодного должны были платить в течение 49 лет.

В 1868 году удельным крестьянам Ягодного выда­ли уставную грамоту. С этого года они начали выплату выкупных платежей за удобные земли. В крестьянском землевладении проис­ходили существенные изменения, они были связаны с резким пово­ротом в аграрной политике правительства. В пореформенный период правительство в лице П.А. Столыпина пыталось сохранить крестьян­скую общину. По закону 1893 г. выход крестьян из общины и укреп­ление земли в личную собственность допускались лишь с согласия сельского схода. Указ 1906 года «О праве залога надельных зе­мель» и закон от 14 июня 1910 года, который официально упразд­нял общины, не производившие переделов, явились вторым шагом ню пути развития капитализма в деревне. Этот закон юридически закреплял политику правительства в отношении общины. Огромное значение придавалось созданию хуторских и отрубных хозяйств. Закон устанавливал новый порядок перехода целых селений и общин к отрубному землевладению. В Ягодном решением Ставропольского уездного съезда 138 домохозяев получили землю в право собствен­ности на основе 22 статьи этого закона. По укрепительным постановлениям между Ягодинским обществом бывших удельных крестьян и уездным съездом, крестьяне села  получали в право собственности 8618 десятин удобной и 366 неудобной земли, 1236 десятин лугов.

Известно, что при содействии Крестьянского поземельного банка обществом села были выкуплены 172 десятины земли, к 1915 году долг общества банку составлял 8490 рублей с правом выплаты в течение 35 лет с уплатой годовой суммы в 690 рублей. Выделению на отруба предшествовали два передела 1888 и 1901 гг., когда передельные приговоры составлялись сроком на 12 лет и земля  была разверстана на 1665 долей, в среднем размер душевого надела составлял 4,5 десятины. Итак, 138 домохозяев на 318 душ получили 1318 десятин па­хоты и угодий. Передел производился производителем землеустрои­тельных работ В. Корсаковым. Общество имело оброчные статьи: рыбная ловля в озерах Моховое, Липовое, Лебяжье, Сулчащи, на реке  Атрубе, базарную площадь и 172 десятины, купленные при содейст­вии Поземельного банка. Кроме сказанного, следует отметить, что общество Ягодного арендовало у графа Орлова-Давыдова выгон­ные и луговые угодья.

Общинники были противниками передела, причиной была на­дежда их на общую при новом переделе разверстку умерших душ. Выдел ущерба обществу не наносил и в техническом отношении дал возможность соблюсти планомерность разверстки, значительно ос­ложняющийся в Ягодинской даче вследствие большого числа удельных участков.

В 1812 году участвовали в войне с Наполеоном и ставро­польские калмыки, сформированные в полк под командованием В.Ф. Барышевского. В этот полк вошли и калмыки Ягодинского улуса. В составе второй русской армии под командованием П.Багратиона полк участвовал в крупных сражениях на подступах к Гродно. Под деревнями Вишнево, Вороново, Закревщина под командованием П.И. Деомидия полк побеждал врага. Наиболее ожесточенным было сражение под местечком Мир. Это был бой между авангардом французского корпуса Даву и казаками Платова. В результате боя было разбито наголову 9 неприятельских полков, взято в плен 30 офицеров и 900 рядо­вых солдат.15 июля калмыцкий полк сражался у деревни Романово, где были разбиты два неприятельских полка кавалерии. Затем было Бородино, а потом в составе летучего отряда Винценгероде калмыки уходили к Рузе.

Полк участвовал в изгнании французов от Москвы до Смоленска. В заграничном походе русской армии полк участво­вал во взятии Тильзита, Берлина, Данцига, Кюстрина, Дрездена, в генеральном сражении при Бауцене. За подвиги, проявленные в боях в Германии знаками отличия военных орденов были награждены ставропольские и ягодинские калмыки, зауряд-хорунжий Иван Харабатаров, Илья Батадьев, урядники Иван Баятцев, Степан Лузанов, рядовые Андреян Шермаков, Ливер Анчуков, Иван Бухаев, Дмитрий Хоринов и другие. За три дня боев во Франции полк потерял убитыми 134 калмыка. Ставропольские калмыки участвовали в параде победы в Париже. В начале 20 века Ягодное было большим селом с 3418 жителями при озере Большом в 15 верстах от Ставрополя, сообщалось через волжскую пристань в Новодевичьем, вело широкую хлебную торговлю.

В 1905 году на Самарской сельскохозяйственной выставке были наг­раждены жители Ягодного Степан Дудкин и Максим Бельцов за дости­жения в сельском хозяйстве. Административно село относилось к 1 стану пристава И.И. Полякова, 1 участку земского начальника статского советни­ка И.И. Новицкого, 1 участку судебного следователя, 1 призыв­ному пункту Казанского округа, 3 округу отца благочинного. В селе располагалось кредитное товарищество под председательством С.Д. Шапарова. В волость входили села Подборное, хутор Половин­ный куст. В отчете Ставропольского земства за 1908 год читаем: «Здание школы сильно обветшало, губернское земство выделило на ремонт 2500 рублей, план постройки заказан инженеру Клейнерману, от казны на строительство поступило 2500 рублей». Учащихся в школе 80 человек, жалование заведующего составляло 400 рублей в год, жалование второй и третьей учительницы - 240-360 рублей в год. Преподавались история Отечества, естественная география, геометрия, закон Божий, рукоделие. В приходской школе было 115 учащихся, содержал школу Казанский храм. Первая мировая война внесла большие изменения в социально-экономическую жизнь села.

Свыше 5% мужчин села призвали в дей­ствующую армию, 55 из них попали в плен, 20 человек погибли на фронтах, 12 ранено. В 1915 году население Ягодного составляло 5308 человек. Из них грамотных 780 человек, учащихся 300 душ. В селе было змей с количеством душ от 9 до 13 - 94, свыше 14 душ - 9 семе Крестьяне владели 1500 лошадей, 880 коров, население имело свыше 500 единиц сельхозтехники и инвентаря. Бывшая община удель­ных крестьян владела 7 тыс. десятин пашни, 939 десятин покоса, 105 дес. леса, садом. Община на отрубах имела пашни 8 тыс. деся­тин. Урожайность зерновых в Ягодном составляла: ржи - 60-70 пуд с десятины (экономическая десятина почти равна 1 га), пшеницы -15-45 пудов с десятины, бобовые - 36/46 пудов, травы – 60 пудов с десятины. Советская  власть в Ягодном была установлена в январе 1918 года после второго уездного съезда Советов. Председателем первого состава волисполкома был Николай Гурьянович Дудкин, членами: Иван Константинович Хазов, Федор Григорьевич Знамов, Иван Яковлевич Полубабкин. Волисполком решал вопросы о сохранении имущества экономии Орлова-Давыдова. 27 февраля 1918 г. в Ягодинский сельсовет, который возглавлял М.В. Щеглов, посту­пило распоряжение Ставропольского уездного бюро по земельному хозяйству при Советах, где говорилось, что согласно Декрету Совнаркома, постройки в имении должны сохраняться в неприкосно­венности, мебель владельцев имения описи не подлежит. Экономии были признаны со всем имуществом народной собственностью и приняты в ведение волсовета, который обязан был составить описи имущества, живого и мертвого инвентаря, хлебных и других запасов. Согласно постановлению уисполкома от 5-9 марта 1918 года временно был назначен заведовать экономией агроном Ягодинского участка Михаил Кондратьевич Баландин, уисполком распорядился вернуть весь украденный скот, инвентарь, хлеб.

В постановлении уисполкома говорилось: «Хищнически рас­таскивается имущество, вырываются рамы и двери у жилых помеще­ний, отвинчивают медные части у тракторов и локомобилей, уве­зена дорогая мебель, уничтожены картины, библиотека». Уисполком постановил: принять суровые меры к тем гражданам, которые само­вольно расхитили имущество; все имущество, обнаруженное в крес­тьянском обиходе обязать их вернуть; сельхозинвентарь, поде­ленный между артелями, считать переданным во временное пользова­ние и вести его строгий учет». В апреле 1918 года волисполком подал запрос об организации в селе ремесленного учебного заведения и выделении ссуды в 10 тыс. рублей. Среди организаторов Советской власти в селе необходимо назвать бойцов продотряда Продагита Кузьму Григорьевича Маслова, Алексея Ивановича Рыбакина. Необходимо заметить, что 3 июня 1918 года по распоряжению председателя уисполкома В.В. Баныкина первый состав Ягодинского волсовета был распущен в связи с тем, что он был организован из людей состоятельных, не защищавших интересы бедноты.

Известно, что инспирируя голод в провинции, большевистское правительство в 1918 г. объявило хлебную монополию, считая крестьян, занимавшихся хлебной торговлей, преступниками. Якобы они лишали хлеба голодающий центру.  В то время, когда в Московской и Петроградской губерниях запасы хлеба были велики, рабочие в этих городах действительно голодали. Так в Ягодном по обвине­нию в хлебной торговле были арестованы старшим волостным мили­ционером П.И. Хазовым и осуждены революционным судом Ставрополя Яков Рогачев, Василий Иванович Корейшин, Митрофан Петрович Слепенков, Михаил Кириллович Краснов, Василий Петрович Слепенков. Выкачка хлеба в 1918 г. из села была насильственной. В Ягодном занимались сбором хлеба отряд Продагита В.В. Бремпельта, продотряд 95-го стрелкового батальона К.Н. Горонина, 671-й  продотряд комиссара П.Н. Крюкова. 15 июня 1918 года Ягодное оккупировал батальон белочешских легионеров им. Георгия из Падебрад. На Новодевиченской приста­ни высадился чешский десант с корабля Ставропольского отряда судов. В селе завязался бой между красногвардейским отрядом, который базировался в барской усадьбе, под командованием Егора Семеновича Пьянова и белочехами.

Во время обысков и арестов в плен к чехам попали Алексей Иванович Рыбакин, который был убит карателями (его живым зако­пали в лесу возле дороги на Ставрополь) и Иван Дмитриевич Горохов. Возле села был расстрелян 18-летний Кузьма Рыбакин. На сторону чехов перешли Федор Павлович Тархинов, Василий Егорович Слепенков, Аркадий Константинович Белов. 7 октября 1918 года в ходе Самаро-Сызранской военной операции Ягодное освободил от оккупантов 1-й батальон 5 Курского отдельного Совет­ского пехотного полка под командованием И.Н. Трунова 1-й Симбир­ской дивизии Г.Д. Гая. 9 октября командир батальона издал при­каз о восстановлении Советской власти в селе. 13 октября сель­ский сход принял решение об избрании в волсовет членов волост­ного земства, прежний состав волсовета от выполнения своих обязанностей отказался. Председателем волисполкома избрали Тимофея Ивановича Казакова, членами - Ивана Дмитриевича Наумова, Ивана Яковлевича Полубабкина, Ивана Тимофеевича Хрущева, Матвея Ивановича Давыдова, Кузьму Григорьевича Маслова. Бюджет волис­полкома в 1918 г. складывался из платы за аренду, рыбной ловли, волостного сбора 1917 года в размере 60 тыс. рублей, из сумм дохода Ягодинской экономии - 8924 руб., и двух тысяч рублей контрибуции. Еще в мае волисполком обложил единовременным на­гом население волости в размере трех рублей с души, часть этих средств была передана уисполкому, часть осталась в волбюджете. В годы гражданской войны в составе 25-й стрелковой дивизии В.И. Чапаева воевали на фронтах ягодинцы - командир взвода Т.П. Пьянов, бойцы С. Дьяков, И. Полубытнов, С. Шагаров.

В марте 1919 г. вспыхнуло антисоветское крестьянское вос­стание, охватившее 5 уездов, общее число восставших составило 60 тысяч человек. Причинами восстания были: обнищание села за счет расходов на гражданскую войну, грабеж продотрядов. Ягодное входило в 1-й подрайон, где действовали оперативные тройни и вооруженные отряды под предводительством Кузнецова, 1-й Петро­градский продотряд. Сбор хлеба по продразверстке производился после предъявления ультиматума вооруженными красноармейцами волисполкому и крестьянам, не желавшим, чтобы их грабили - прод­разверстка на волость составляла 109 тыс. пудов, не выполнялась и половина. В составе вооруженного отряда было 110 красноармей­цев. Продотрядники, измученные голодом, действовали с озверением вызывающим встречное озверение. В продотрядах грабили и пьянствовали, конфисковали мануфактуру и деньги, драгоценные металлы. В этих отрядах трижды менялись комиссары, обвиненные в злоупотреблениях и пьянстве.

6 марта 1919 года в Ягодное из с. Новодевичье прибыла группа вооруженных восставших. Набатом они созвали жителей и руководитель восставших из с. Новодевичье Козин обратился к крестьянам Ягодного: «Православные, берите в руки оружие, настало время уничтожить коммунистов». Он объявил, что повсеместно власть коммунистов свергается, призвал собравшихся расправе с находившимися в селе продотрядниками и к присоединению к крестьянской повстанческой армии. Начались аресты и избиения продотрядников. Пятеро из них, отправленные в Новодевичье, по дороге были утоплены в Волге. Восставшие создали штаб, который возглавил Д. Жулин, командиром повстанцев Ягодногои избрали А. Долинина. Восставшие повели наступление на Ставрополь, через Подстепки, Никольское и Борковку. Отряд восставших Ягодного, в который вошли Алексей Иванович Бузыцков, Краснов, Селиверстов, Шагаров,  7 марта прибыл в Ставрополь. Ставропольский отряд Кудрявцева отступил в Ширяево. Восставшие арестовали Маслова, организатора Советской власти в Ягодном. Но Маслову при помощи конвоира М. Щеглова удалось скрыться. Крестьяне порвали теле­графные провода на Самару, оставив действующими провода на Ягодное, Хрящевку, образовали комендатуру во главе с И.Г. Голосовым. 8 марта восставшие поручили на собрании пост коменданта Ставрополя А. Долинину, избрали начальника милиции и гарнизона.

Долинин приказал избрать от каждого городского квартала по од­ному представителю для «выяснения положения платформы и принятия дальнейших мер текущего момента», как сказано в приказе. Собра­ние 42 представителей наименовали Советом рабочих и крестьянс­ких депутатов, который избрал исполком из 19 человек. Исполком выступил за Советскую власть без засилия коммунистов. На стороне восставших выступили Тихон Яковлевич Сергеев, Илларион Яковлевич Сергеев, Яков Николаевич Селиверстов, Дмитрий Иванович Наумов, Егор Николаевич Селиверстов, Петр Васильевич Рыбакин, Петр Николаевич Селиверстов. Восстание ликвидировала Ставропольская группа войск под командованием И.Н. Шевердина, состоявшая из 7 отрядов. Отряд под командованием Берко ликвидировал восстание в Ягодном, отряд Кудрявцева, проследовавший на Ставрополь, оставил в Ягодном коменданта и гарнизон. Повстанцев арестовали и предали суду ревтри­бунала. Многие были сосланы, пороты шомполами, расстреляны. Долинин сутки прятался у знакомых в бане, затем скрылся. Под чужой фами­лией он поступил в Красную Армию, участвовал в боях на деникинском и польском фронтах, был ранен.

После этого он обратился во ВЦИК с  раскаянием и просьбой о прощении. ВЦИК амнистировал Долинина.  В Ягодное он вернулся после гражданской войны, работал в Ягодин­ском сенозаготовительном пункте. Во время восстания в Ягодном погибли Ефим Александрович Ильин-Елисеев, Александр Иванович Наумов, Дмитрий Яковлевич Наплагин, Григорий Сергеевич Никулин. В 1919 г. в уком партии г. Ставрополя поступила анонимка от сочувствующих  с. Ягодного против Н.Е. Шарыпова, председателя Ягодинского  волсовета, избранного на эту должность в июле 1919 г., сразу после чапанного мятежа. Заместителем его работал Алексей Осипович Журавлев, председателем волисполкома избрали Е.А. Корнишина. Вернемся к анонимке. От имени красноармейцев Ягодного Е.Е. Шарыпов обвинялся в том, что он не выдал для расправы бывшим фронтовикам дезертиров и арестованных им 20 человек, которые пытались учинить расправу, отправил под конвоем в Ставрополь. Шарыпова обвиняли также в том, что он дает документы, которые освобождают от службы в Красной Армии, укрывателей дезертиров не подвер­гает аресту и суду, занимается с бывшими предпринимателями спекуляцией. Село названо в анонимке гнездом колчаковцев. Вот такой интересный документ. В августе 1919 года Шарыпова арестовали, его место занял военрук Знамов. Вскоре по ходатайству волисполкома Шарыпова освободили из-под ареста. В июне 1919 года из села уехал священник Петр Николаевич Цареградский и сельский сход ходатайствовал перед епископом Самарским о назначении нового священника на приход. В Ягодном открыли детский дом. В 1921 году в Поволжье из-за поставок по Брестскому миру, из-за изъятия хлеба по продналогу, из-за отсутствия рабочих рук разразился голод. В пищу шли лебеда, сусак, лыко, желуди, кора. В Ставропольском уезде число голодающих было 121 тыс. человек.

В Ягодном - 8115 человек. 26 февраля последовал Декрет ВЦИК «Об изъятии церковных ценностей.» 12 апреля 1922 года из Воскресенской церкви Ягодного изъяты комиссией под председатель­ством И.С. Третьякова три креста, дарохранительница, два потира, дискос, 4 оклада с Евангелия, паникадило, звездница, две тарел­ки, выполненные из серебра с позолотой. Церковь эта была дере­вянной, построенной в 1774 году в честь Воскресения Христова (заново отстроена в 1870 г.), имела деревянную колокольню и каменную часовню, построенную в 1883 году. Из Казанской церкви Ягодного 26 апреля 1922 года комиссия во главе с председателем райисполкома Карпюком изъяла два креста, один комплект бого­служебных сосудов общим весом в два фунта 85 золотников серебра. Эти ценности, предназначенные для приобретения хлеба для голо­дающих, пошли на нужды партии и Коминтерна. Цены на продукты в голодном году были непомерно велики: рожь и пшеница - 60 тыс. рублей за пуд, картофель - 27 тыс. рублей за пуд, лошадь - 130 тыс. рублей, корова - 100 тыс.рублей. Американская администрация помощи голодающим открыла в Ягодном шесть питательных пунктов на 1855 человек, четыре сто­ловых. Норма на одного голодающего в день была такова: 96 г хлеба, 24 г крупы, 96 г мяса, 124 г сахара, 132 г картофеля. В самом начале голода в сентябре 1921 года в Ягодном умерло от голода 57 человек,  из них 18 детей. Волком Помгола во главе с Трушиным принимал меры для изыс­кания хлебных излишков для голодающих.

Постановление, принятое волостным комитетом Помгола 25 мая 1921 г. было несколько стран­ным: изыскать излишки у граждан села. В Ягодном распустили комбед, не справляющийся с работой, в протоколе волисполкома записано: «Комбед распустить, так как они считают себя сытыми и о голодающих забыли». Волисполком вел усиленные  поиски спрятанного хлеба, ко­торый крестьяне уберегли от продразверстки. В годы голода Яго­динский сельсовет возглавлял Михаил Никифорович Корев. 23 мая 1921 года комиссия во главе с председателем волисполкома Бажено­вым конфисковала у Якова Михайловича Сергеева 95 пудов зерна, укрытого от налога. Конфисковали последнее, семья была об­речена на голод. Помощь уезда была мизерной. Так в мае 1921 г. уисполком распределил на голодающих Ягодинской волости 10 пудов муки. А в июле 1921 г. в Ягодном на общем собрании жителей села была принята вот какая резолюция: «В последнее время у крестьян все чаще пропадают то лошадь, то корова. Если будет обнаружено воровство, самосуд над вором производить на месте, имущество конфисковать в пользу общества, воров выселять за пределы области». Даже в страшный голодный год военком волости продолжал борьбу с крестьянами, дезертировавшими из Красной Армии. В 1921 г. в Ягодном выловили 5 дезертиров, арестовали 11 укрывателей, рек­визировали у людей, умиравших от голода, две лошади, корову, 100 овец, 35 пудов фуражного корма. Продовольственная разверстка на голодный 1921 год с крестьян не была снята, она составила 70 пудов масла, 144835 яиц.

В начале 1921 г. в Ягодном было 16806 десятин пахоты, 5940 де­сятин земли (лугов), 800 лошадей, 983 коровы, 4893 голов мел­кого скота 24 мельницы, из них 16 действующих, 3542 середняка. Общее настроение населения оценивалось как контрреволюционное. Три сельских коммуниста объединялись в ячейку, созданную в сен­тябре 1919 г., они  мало влияли на обстановку в селе. Среди комму­нистов села были В. Брехов, В. Каришин, М. Живаев, А. Беляков, С. Козлятников. На основании Декрета ВЦИК «О потребительских кооперативных организациях» в годы НЭПа в Ягодном создали единое потребительс­кое общество «Единство». Лавку общества открыли в 1921 году. Годом позже создается многолавочное общество, потом кредитное товарищество, в ведении которого находятся частные предприятия: мельницы, крупорушки, маслобойки. Потребительская кооперация снабжала население продуктами, товарами первой необходимости. Это помогло стабилизировать за­купочные цены на хлеб, наладить регулярную поставку в село сельскохозяйственной техники, орудий труда. В 1923 г. в Ягодном под садами было 45 десятин и 142 десятины бахчевых культур. Население держало пасеки на 121 улей, наибольшая взятка с улья была 1 пуд 10 фунтов меда. Урожайность зерновых в годы НЭПа составляла: пшеницы - 10 пудов с десятины, ржи - 13 пудов с десятины, в 1923 году в Ягодинскую волость входили Березовка, Новинки, Антоновка, Ново-Ягодное, Подборное, Алексеевка, Сергеевка, артели «Люди труда», «Пахарь».

В волисполкоме, который в 1920 г. возглавлял Федор Знамов, были секции рыбаков, пасечная, охотников, смолокурения, столярная. Иван Степанович Агафонов содержал куз­ницу. Сельсовет под председательством Ивана Казакова проводил Недели сухаря, трудового фронта, помощи фронту. В 1924 году по поводу смерти Ленина общее собрание жителей деревни Подборное Ягодинской волости приняло интересную резо­люцию: «По заслушании телеграммы о смерти Ленина постановили почтить память вождя вставанием и жалеем как всемирного вождя, но уверены, что Советская власть не отступит от намеченного пути». В феврале 1918 г. вышел Декрет «О свободе совести, церкви и религиозных общинах» - об отделении церкви от государства. Декрет дал возможность карательным органам развязать репрессии против духовенства, пик которых пришелся на начало 30-х годов. В Ягодном самый первый храм был построен в 1744 году. Это была деревянная церковь в честь Воскресения Христова, чему было посвящено и название слободы. Относился храм к Ставропольскому заказу Казанской епархии. В 1870 году церковь была заново отстроена, это был маленький деревянный храм с деревянной же колокольней. В 1883 г. в ее ограде поставили каменную часовню. Кроме того в Ягодном был возведен каменный храм в честь Казанской Божьей Матери. Старообрядцы секты «Спасова брачного согласия» имели в Ягодном каменный молитвенный дом. В 1851 году Ставропольский уезд­ный суд рассматривал дело о совращении в раскол крестьянами се­ла Ягодного Красновым и Барановым своих односельчан. В 1856 году суд обвинил тех же старообрядцев в совращении в раскол Домны Андреевой. Обвиняемые отбывали духовное покаяние при Самарской духовной консистории. В 1855 году в Ягодном неизвестные ограбили Воскресенскую церковь, похитив богослужебные сосуды, чаши, дискос, звездницу, ложицу, блюдо, выполненные из позолоченного серебра. В 1921 году другие грабители изъяли церковные ценности на нужды большевистской партии.

В феврале 1930 года общее собрание жителей Ягодного ходатайствовало перед Ставропольским райиспол­комом о снятии колоколов со звонницы церкви и передаче их во Вторчермет на нужды индустриализации. В годы коллективизации из села высланы священники Н.И. Фавстрицкий, Я.С. Кольчин, Ф.Е. Тарханов, дьяконы Г.В. Богородицкий, Г.В. Фавстрицкий. В 1932 году в Ягодное назначили священником Николая Дмитриевича Азясского, до этого работавшего настоятелем храма в Подстепках, осужденного народным судом г. Ставрополя на 10 лет по ст. 58-10 УК РСФСР, а затем оправданного. С 1933 года церкви Ягодного бездействовали. Закрыты они были в 1935 году. Так верующие села лишились своих храмов. В 1943 году здания храмов отдали под зернохранилища, в мо­литвенном доме «Спасова брачного согласия» организовали склад МПС. В Ягодном в 20-е годы были школы 1-й ступени, где преподава­ли А.А. Величко, А.А. Платонов, Н.Н. Платонова, О.И. Нуянзина, Ф.В. Наумова, Н.П. Третьякова, М.А. Кирилова, В.С. Пюлочманова, Н.Г. Хрущева, Е.П. Чабуркина; 3-е народное училище в здании бывшей приходской школы, в котором преподавали В.Д. Хрущев, И.Г. Бормотин, Н.И. Проскурякова. Школу II-й ступени возглавлял Н.И. Мякоткин. В 1930 году в Ягодном были созданы колхозы «Заветы Ильича», рыбколхоз «Сталинская гвардия», в волости возникли колхозы дм. Дзержинского, «13 лет РККА», совхоз им. Луначарского. С 1936 года колхоз «Заветы Ильича» обслуживался Русско-Борковской МТС, с 1958 г. - Русско-Борковской РТС.

Коллективизация крестьянских хозяйств в Ягодном была слож­ным и трудным процессом. Об этом рассказывает протокол заседа­ния сельсовета от 14 февраля 1930 г. по вопросу создания произ­водственного совещания (председатель сельсовета Кяришин). В докладе Белякова шла речь о создании колхоза-гиганта, о необ­ходимости оценки земли бывшей графской экономии и организации соревнования между экономиями, о том, что нельзя крестьян запу­гивать коллективизацией и обобществлением скота, инвентаря, техники. Хотя обобществление стало первым вопросом на этом собрании. Работники сельсовета призвали крестьян не поддавать­ся на кулацкую агитацию, постановили репрессивных мер к нежелающим идти в колхоз не применять. В 1935 г. колхоз «Заветы Ильича» получил от райисполкома кредиты на проведение ирригации: 1720 рублей. Раскулачивание советской деревни - это была настоящая трагедия, которая затронула судьбы миллионов людей, наиболее активной части крестьянства. Вот выписка из документов о раскулачивании в Ягодном: «Сергеев Тихон Яковлевич, имел земли 100 дес, 10 лошадей, 4-х коров, 40 голов мелкого скота, конную молотилку, маслобой­ку, 15 ульев - скрылся.

Сергиев Илларион Яковлевич, имел земли 100 дес., 10 лоша­дей, 4-х коров, 40 голов мелкого скота, маслобойку, 15 ульев - скрылся. Селиверстов Яков Николаевич, имел земли 300 дес., 20 лоша­дей, 20 коров, 300 голов мелкого скота, занимался торговлей сельскохозяйственными продуктами с годовым оборотом 10 тыс. руб­лей - скрылся. Наумов Дмитрий Иванович, семья 6 человек, имел 200 дес. посева, 10 лошадей, 38 работников - скрылся. Селиверстов Егор Николаевич, семья 6 человек, осужден на 5 лет за невыполнение лесозаготовок, имел 300 дес. земли, 20 ло­шадей, 20 коров, 200 голов мелкого скота, 33 работника, находит­ся в изоляторе. Рыбакин Петр Васильевич, семья 4 человека, имел земли 700 дес., посева 100 дес., 5 лошадей, 5 коров, 20 голов мелкого ско­та, 23 рабочих, занимался торговлей. Краснов Михаил Иванович, семья 4 человека, имел земли 700 дес. посева 200 дес., 20 лошадей, 60 коров, 100 голов мелкого скота, 56 работников. Селиверстов Петр Николаевич, имел посева 300 дес, 18 лоша­дей, 15 коров, 400 голов мелкого скота, машины, орудия, одну маслобойку, 56 рабочих, занимался торговлей сельхозпродуктами, скрывается с 1930 г.»

Всего из Ягодного были лишены избирательных прав 136 чело­век согласно ст. 61 «Инструкции о выборах в сельские Советы», в числе лишенцев были священники Н.И. Фавстрицкий, Я.С. Кольчин, Г.А. Богородицкий, Ф.Е. Тарханов, дьякон Г.В. Фавстрицкий, бывшие полицейские и жандармы П.И. Селиверстов, П.Л. Замотин; владельцы ветряных мельниц П.Н. Селиверстов, А.С. Шумилин, А.С. Аникин, П.М. Нечаев; прасолы М.С. Барабанщиков, С.С. Барабанщиков, М.С. Кондратьев, И.К. Багров, К.Е. Шагаров, С.С. Сергеев, А.Н. Трофимов, Н.С. Сергеев, И.И. Борисов, М.А. Слепенков, Т.С. Частухин; стражники и урядники удельного име­ния Е.С. Мякоткин, Р.Я. Шабашов, М.Д. Краснов, Г.С. Журавлев, а также торговцы, владельцы маслобоек, молотилок, арендаторы рыбных промыслов, члены их семей. Не менее решительным было сопротивление советской власти раскулаченных крестьян, выселявшихся в Сибирь из Ягодного. Сожгли дом председателя сельсовета А.З. Горбунова, в огне погиб­ли его жена и семилетний сын. В 1930 г. в поле нашли закопанный труп убитого коммуниста Александра Калашникова. Боролась Советская власть и с детьми кулаков. Вот, напри­мер, в 1937 году Ставропольским райисполкомом не был допущен в ряды Красной Армии Владимир Иванович Селиверстов, 1917 года рож­дения, колхозник, сын кулака. Отец, мать и четыре дяди Селиверс­това были раскулачены, лишены избирательных прав.

Налоговая политика государства по отношению к колхозникам была жесткой. За малейшие недоимки или нежелание платить прод­налог крестьяне наказывались штрафами или просто описью имущест­ва, которое шло с молотка. Вот как это было в Ягодном. У Дениса Ивановича Козина за недоимки описали дом, конюшню, зеркало, по­душки, пальто жены и 36 кг ржи, всего на 730 рублей, и остался он гол как сокол.

У Степана Петровича Рябова описали дом, конюшню, баню, зер­кало, подушки, 16 кг муки и 38 кг зёрна, лишив семью последнего хлеба. У Дениса Ивановича Третьякова описали зеркало и подушки, всего на 53 рубля. У Якова Ивановича Аникина описали дом, забор, лошадь, всего на 500 рублей, оштрафовали на 62 рубля и научили платить налоги. Описано имущество у Павла Васильевича Казакова, Константина Беляшова и еще десятков колхозников. Но сразу после бурного завершения коллективизации в 1933 г. начался голод, государство было вынуждено выплатить колхозникам, разутым и раздетым налоговой политикой, минимальную помощь. Так колхозу «Заветы Ильича» перепало 35 центнеров зерна, хотя Ягод­ное было признано особо нуждающимся селом. На 71 колхозную ло­шадь, 36 из которых считались слабыми, выдали 15 центнеров фура­жа, то есть по 11 кг на лошадь.

А детям, на 300 учащихся школы в с. Ягодное дали 16 центнеров зерна на год на горячие завтраки, т.е. по 100 г. в день на ребенка. В 1936 году в Ягодном отдали под суд за невыполнение мясо­поставок  Николая Ивановича Знамова и Сергея Кирилловича Ануфриева, кроме этого по решению исполкома каждый из них был оштрафован на 120 рублей,  и у Ануфриева отобрали быка. По этой же вине были наказаны еще 195 крестьян, в том числе Н.М. Федулов - оштрафован на 33 рубля, из хозяйства конфискована свинья. Иван Игнатьевич Шабашев - оштрафован на 33 рубля, конфискован теленок, К.Н. Волынцев - оштрафован на 20 рублей, конфисковано 2 пуда зерна. В первый год войны в Ягодном создали мобилизационную ко­миссию под руководством председателя сельсовета Глухова в составе парторга Макарова и председателя колхоза Савельева. В сентябре 1941 года в селе прошел набор в тыловое ополчение, по колхозам сельсовета заготовили за 1941 г. 2100 пар теплых носков и перчаток, теплой одежды для фронтовиков. Очень серьезно сельсовет подходил к решению вопроса о мобилизации на сельхозработы:за невыход  в поле Филиппа Антоновича Галчинова, Федора Павловича Ануфриева отдали по решению схода под суд.

Эти единоличники, имевшие лодки, занимались перевозом через Волгу на пристань торговцев. «Кроме того вели дезорганизацию среди населения говорят, что зачем работаете за зеленную капусту и мульцовку, а раньше барин кормил мясом». Вот такая антисо­ветская агитация на 27-м году советской власти. За пьянку и разбазаривание семенного фонда были осуждены председатель колхоза   «13 лет РККА»  Шабашев и счетовод Шагаров. В октябре 1941 года Ягодное стало центром Верхне-Ставропольского полевого строительства оборонительного рубежа. В 1942 г. колхоз «Заветы Ильича» возглавлял Савельев, в Ягодном в пользу фронта работали рыбколхоз «Сталинская гвардия», мехмаслозавод (директор Макушев), агропитомник (директор Хижняк), имевший подсобное хозяйство, которое давало годовую прибыль в 79 тыс.рублей.

В 1942 г. Ягодинский сельсовет ставил на по­вестку дня следующие вопросы: о переходе колхоза на коровье тягло на транспортных и других работах, о сборе средств на постройку танков, о сборе теплых вещей и продовольствия для фронта, об оказании помощи освобожденным районам Смоленской области. В 1943 году сельсовет констатировал, что колхозы сельсо­вета не выполнили госпоставки, что дети плохо одеты и обуты, оказал помощь детям фронтовиков, что директор школы Мелентьева не решает вопроса об открытии школ на фермах 1-3 совхоза, где они не работают за отсутствием топлива. Комиссия помощи семьям красноармейцев-фронтовиков под председательством Калентьева провела сбор средств в фонд помо­щи и осуществила контроль за предоставлением помощи семьям фрон­товиков. Три военные денежные лотереи также дали средства в пользу фронта.

В ноябре 1943 года на собрании жителей Ягодного, посвящен­ном годовщине Октября, Герасимов в своем докладе сказал: «Ягодинский сельсовет провел сбор средств на строительство танков, самолетов, организовали сбор теплых вещей и продовольствия для бойцов Красной Армии. Оказана помощь освобожденным районам Смо­ленской области, отправлено 7 голов крупного рогатого скота, 35 голов овец и из совхоза им. Луначарского 7 тракторов». В сентябре 1944 года в Ягодном прошел фронтовой декадник по уборке урожая. За срыв уборки урожая дело на председателей колхозов им. Дзержинского

И.К. Калентьева и «Красное поле» Рожкова передали в прокуратуру. В этом же году 20 учащихся Ягодинской школы-интерната были мобилизованы в ФЗУ. Рабочих колхоза «Заветы Ильича» мобилизовали на завод № 24 Наркомата обо­ронной промышленности в Самару. Бригадир колхоза «Заветы Ильича» Тимофей Ануфриев был осужден за потери и хищение хлеба. Военное время обязывало колхозников с полной ответственностью относиться к своему делу. В январе 1945 гида колхоз провел воскресник по вывозке хлеба. В военные годы правительство распространило четыре воен­ных займа. В Ягодном по 2-му займу при плане 3595 рублей выпол­нение составило 1280 рублей, по 3-му займу при плане 243 тыс. рублей - выполнено было 21 тыс. рублей.

Высокого звания Героя Советского Союза удостоен уроже­нец Ягодного Алексей Иванович Грачев. Он родился в 1914 году в крестьянской семье. Отец его погиб на фронте в первую мировую войну, мать умерла от тифа в 1918 г. Четверо детей попали в дет­дом в Ягодном. Директор детдома Е.Г. Белая стала им второй ма­терью. В годы голода детдом перевели в Самару сестра и братья потеряли друг друга. Школу-семилетку Алексей окончил в Орле. Там работал чертежником, слесарем, окончил рабфак, а затем по­ступил в институт в Москве. В 1935 году Алексей закончил Ейскую школу морских летчиков, в 1937 году он служил пилотом 51 отдель­ного авиационного отряда Балтийского флота, в годы советско-финской компании 1939-1940 гг. совершил 34 боевых вылета на прорыв линии Маннергейма. С начала Великой Отечественной войны Алексей Ивановича на фронте. Он служил командиром звена 44 эскадрильи 15 отдельного разведывательного полка ВВС Балтфлота. В 1943-1944 гг. защищал небо Ленинграда. Он летал в одиночный поиск на Пе-2, совершил 215 боевых вылетов, участвовал в 7 воздушных боях, бомбил ко­рабли, военно-морские базы противника. Благодаря точной развед­ке Грачева, у острова Суха был разбит морской десант врага и около 20 кораблей. Дважды Алексей сажал горящую машину на воду Финского залива и приводил ее к своим, спасая жизнь экипажу.

Он летал в любых погодных условиях и ночью. Из 420 посадок в годы войны у Грачева ни разу не было аварии. 15 ноября 1944 г. Алексей Иванович был удостоен звания Героя Советского Союза. В Наградном листе сказано: «Имел 35 боевых вылетов и встреч с противни­ком, их них - 7 ожесточенных боев, уничтожил 4 артбатареи, же­лезнодорожный эшелон, потопил две быстроходных десантных баржи, повредил два катера и сторожевой корабль противника. Отлично владея техникой пилотирования, обладая мужеством и находчивостью, всегда выходил победителем». В ночь на 8 мая 1945 года фашистам на 28 транспортных судах удалось выйти из окруженной нашими войсками Либавы под Кенисбергом. На поиск вылетел Грачев. В составе экипажа был еще один Герой Советского Союза штурман Григорий Давиденко. Через час связь с экипажем оборвалась. Их ждали... Позднее стало известно, что на самолет Грачева внезапно свалились из облаков три вра­жеских истребителя. В бою самолет Грачева был подбит и упал в море. 7 мая 1975 года был открыт обелиск в честь павших летчиков. Алексей Иванович награжден орденом Ленина, тремя ордена­ми боевого Красного Знамени, орденом Отечественной Войны I ст. Имя героя носит супертраулер МРХ. Каждый год 9 мая с боевых ко­раблей в 75 квадрате Балтийского моря на воду спускаются огромные венки живых цветов в память о павших летчиках.

Боевой путь уроженца Ягодного Ивана Васильевича Уварова, командира миномет­ного дивизиона Ударной армии отмечен 9 прорывами в глубокий тыл врага и участием в рейдах по истреблению техники и живой силы немцев. От воронежских деревень через Белоруссию и польские зем­ли он дошел до Берлина. Четыре ордена и пять медалей говорят о мужестве бойца. Гвардии майор Уваров в мирные годы работал пред­седателем колхоза «Заветы Ильича». В годы войны 314 уроженцев Ягодного погибли на фронтах. 9 мая 1969 года в селе состоялось открытие памятника павшим. Памятник открыли ветераны войны Николай Михайлович Шагаров, воевавший на Белорусском, Прибалтийском, Забайкальском фронтах, кавалер боевых орденов и Иван Иванович Журавлев, начавший свой боевой путь подо Ржевом, награжденный орденом Красного Знамени. У подножия памятника участники войны Иван Иванович Бобкин и Григорий Сергеевич Бельцов замуровали капсулу с землей с Мамаева кургана. На митинге выступили от имени ветеранов войны В.Д. Беляков и И.В. Уваров. В трудные послевоенные годы село возрождалось.

Возвращались домой фронтовики, поднимали колхоз общими силами. В Ягодном работали мехмаслозавод (директор Давыдов), сельпромкомбинат (директором его после войны был Горячкин), создает­ся Ягодинский гослесопитомник (директор М.О. Беляшов), работают больница, детсад (заведующая А.П. Королева), семилетняя школа (директор Надеин), интернат, школа всеобуча, фельдшерско-акушер­ский пункт. В мае 1948 г. четыре семьи из Ягодинского рыбколхоза «Ста­линская гвардия» переселили по решению Ставропольского райиспол­кома в Калининградскую область. 22 мая 1952 г. райисполком при­нимает решение о переносе Ягодного из зоны затопления Куйбышевс­кого водохранилища на новую площадку. На 9-й ставропольской  районной сессии депутатов трудящихся выступил председатель колхоза «Заветы Ильича» В.В. Катенев. Он сказал, что колхоз не может организовать переноса строений, так как оценочная комиссия занижала стоимость колхоз­ного имущества, денег по оценочным актам не выдается, ОПЗЗ за­держивает выплату этих сумм.

Колхоз заготавливает лес, но лесная охрана препятствует его вывозке, нужны прицепы к автомашинам. Сессия решила: установить на 1952 г. переселение 518 колхозников (хозяйств) на земли колхоза «Заветы Ильича», сроками переселения определить июнь-октябрь   1952 г. Колхоз и колхозников постановлением Совмина освободили от госпоставок и налогов на два года, семьям выделили по 5 тысяч рублей в качестве кредита сроком на 7 лет, колхоз обязали органи­зовать производство кирпича и нанять строителей. Школа и больница на новой площадке строились медленно, учебный год откладывался, так как было сорвано финансирование заготовки топлива, приобре­тения мебели. На 12 сессии Ставропольского сельсовета председатель кол­хоза «Заветы Ильича» В.В. Котенев сообщил, что перенос села закончен за два месяца, сельскохозяйственные работы завершены ранее прошлогоднего, на новом месте плохо обстоит дело с водо­снабжением, так как строительство водонасосной станции колхозу передали поздно и прокладка труб откладывается на весну. Колхозу необходима помощь в упорядочении финансирования, потребности кре­дита в колхозе составляют 100 тысяч рублей, в то время как пром­банк кредитует 10 тысяч рублей. Неясен до сих пор вопрос со льготами переселенцам.

В 1950-1952 гг. к колхозу «Заветы Ильича» в порядке укруп­нения присоединяются колхозы Ягодинского сельсовета им. Дзержин­ского и им. Калинина. 22 апреля 1956 г. принят на общем собрании устав артели «Заветы Ильича». В марте 1959 г. на базе Ягодинско­го госплодпитомника создается Ягодинский плодопитомнический сов­хоз.

В 1954 г. в колхозе «Заветы Ильича» было 296 крестьянских дворов, 438 членов колхоза, которые вырабатывали в год 267 тыс. трудодней. В колхозе было 4 бригады, в них работало 86 человек, урожай зерновых и бобовых составлял 25 тыс. центнеров. Колхоз возглавлял Михаил Осипович Беляшов. В марте 1962 г. Ягодинский плодопитомнический совхоз пере­шел из подчинения Куйбышевского треста плодопитомнических совхоз  в ведомство Куйбышевской опытной станции по садоводству. Тогда вся площадь питомника составляла 505 га, в том числе 200 под посевами. Среди ветеранов колхоза «Заветы Ильича» Иван Алексеевич Котлов, Ольга Яковлевна Клементьева, Григорий Иванович Бельцов, Иван Иванович Курушин, Иван Павлович Королев. В ноябре 1967 г. в стену вновь выстроенного Дома культуры в Ягодном было замуровано обращение к потомкам в 2017 г. нем говорится об истории села, об успехах колхозников, содержится призыв к потомкам «своим трудом оправдать наше завещание».                                                                                

Н.Г.Лобанова, начальник отдела учета и использования документов АФ РФ

События и личности из фондов архива

Весь сайт

Деятельность