например: строительство дорог

При некорректном отображении информации на сайте необходимо руководствоваться следующими Правилами.

Территория опережающего социально-экономического развития

Из фондов архива

Алексей Васильевич Долинин, предводитель восставших.

 

Алексей Васильевич Долинин, предводитель восставших

В марте 1919 г. Ставропольский уезд потрясли события, которые в истории получили название крестьянского антисоветского чапанного восстания. Комендантом Ставрополя и предводителем восставших был Алексей Васильевич Долинин, подпоручик, участник первой мировой войны.

В  конце февраля 1918 года Ягодинский волисполком, который возглавлял М. Щеглов, получил указание из Ставропольского уездного бюро по земельному хозяйству разобраться с имуществом Ягодинской эконо­мии графа А.А. Орлова-Давыдова. Все это имущество передавалось в ве­дение волисполкома, признавалось народной собственностью. Но в распоряжении говорилось о том, что все постройки в имении долж­ны быть сохранены в неприкосновенности. Имуществом, как извест­но, можно было распорядиться по-разному. Волисполком обязан был составить опись имущества, живого и мертвого инвентаря, хлебных и других запасов. Однако этого сделано не было. В поста­новлении Ставропольского уездного исполкома  9 марта 1918 года читаем: «Хищни­чески растаскивается имущество, вырываются рамы, двери в жилых помещениях, отвинчиваются мед­ные части у тракторов и локомо­билей, увезена дорогая мебель, уничтожены картины, библиоте­ка». Далее уездный исполком постановил; все имущество, обнару­женное в крестьянском обиходе, вернуть, сельхозинвентарь, поде­ленный между артелями, считать во временном пользовании и вес­ти строгий учет. Василий Баныкин, предсе­датель уездного исполкома, воле­вым порядком распустил состав Ягодинского волисполкома «как хищнический и не защищающий интересы бедноты». Он же назна­чил временно заведовать экономией агронома Ягодинского участка Михаила Баландина и распорядился вернуть назад украденный крестьянами скот, инвентарь и хлеб. Ситуация в Ягодном  обострилась. Здесь  оставалось  реальной властью  не ликвидированное земство, которое пыта­лось решать земельные вопросы, подменяя собой волостной коми­тет.  Именно в этот момент в Ягодное возвращается с фронта Алек­сей Васильевич Долинин, где у него оставались жена и двое сыновей. Алексей Долинин  родился в Ягодном в 1893 г. в крестьянской семье. Участвовал в первой мировой войне, выслужил чин поручика. Как сви­детельствуют факты, это был человек незаурядный и смелый, у него были награды, полученные еще в первую мировую войну. Вскоре односельчане избрали его волостным судьей, что свидетельствует о большой степени доверия. Позже об этом периоде он сам вспоминал так: «Население приняло меня за большевика, так как я упразд­нил волостное земство и восстановил в селе советскую власть». Вскоре в Ягодное прибыл  отряд для сбора продразверстки, развернувший здесь довольно широкую дея­тельность. Отряд «Продагита» занялся «выкачкой» хлеба. Сдача хле­ба была «добровольной», но под дулом винтовки. По обвинению в подпольной хлебной торговле были арестованы и отданы под трибунал жители Ягодного Яков Рогачев, Василий Коришин, Митрофан Слепенков, Михаил Краснов, Василий Слепенков. Население было не просто возмущено, но  мо­рально готово к вооруженному сопротивлению. В июне этого же 1918 года в село вошли белочехи.  Ягодинские крестьяне организовали яростную оборону, однако бой между красно­гвардейским отрядом и взводом чешского батальона был коротким. Чехи выиграли ситуацию, жестоко обошлись с теми, кто сопротив­лялся. Каратели убили Алексея Рыбакина, закопав его живым в лесу у дороги, ведущей на Ставрополь, а восемнадцатилетнего Кузьму Рыбакина расстреляли вблизи села. Часть крепкого крестьянства  - Федор Тарханов, Василий Слепенков, Аркадий Белов - перешла на сторону добровольческой армии. Однако уже седьмого октяб­ря село освободила Красная армия - рота 5 Курского полка 24 Симбирской  дивизии. Прежний состав волисполкома от­казался от выполнения своих обя­занностей. Сельский сход избрал в волисполком членов волостного недавно распущенного Алексеем Долининым земства под председательством Ивана Наумова. 6 марта 1919 г. в Ягодное из Новодевичьего прибыла группа вооруженных повстанцев. Набатом созвали жителей, и предводитель прибывших восставших Козин  обратился к собравшимся: «Православные, берите в руки оружие, настало время уничтожать коммунистов». Он призвал к расправе над продотрядниками, которые бесчинствовали в селе. Пятерых из них повезли в Новодевичье, но по дороге убили и утопили в проруби. Повстанческий отряд ягодинцев возглавил Алексей Долинин, а штабом командовал Дмитрий Жулин.

Отряд через Подстепки, Борковку, Никольское двинулся  на Став­рополь. Ставропольский советский отряд са­мообороны отступил на Ширяево. Город был взят повстанцами  7 марта. Алексей Долинин вспоминал: «Многотысячная толпа повстанцев в Ставрополе единогласно избрала меня комендантом города. Избра­ли начальника гарнизона и следственную комиссию. Работал уезд­ный исполком, военный штаб формировал отряды Народной армии и отправлял их на фронт». Вслушаемся в пафос его обращения к восставшим: «К православным гражданам России. Граждане! Настало время, православная Русь проснулась. Восстали крестьяне, мужики. Православные граждане, призываю к всеобщему восстанию, наш враг, который    надругался над нашей православной верой, бежит. Откликнитесь и восставайте. С нами Бог».  «Куда идти? Товарищи-крестьяне, граждане Советской России, вы правы, когда пошли против засилья отдельных коммунистов, ибо в эту политическую партию большевиков-коммунистов затесалось много всякой рвани – духовной и физической, не сумевшей даже с честью защищать себя и своих товарищей. Вы, крестьяне, сильны сейчас своим желанием умереть, идя на борьбу с голыми руками против засилья темных личностей из партии коммунистов, но помните, что у вас есть еще советы. Советы – плоть и кровь наша, где отбивались от петли рабства. Прение защитники Учредительного собрания также признают, что только власть Советов, беднейших крестьян и рабочих закрепит наши завоевания. Граждане, найдите возможность разъяснить ближайшему центру – Самаре, цель нашей борьбы. Товарищи интеллигенты, разъясните крестьянам их движение, направляйте его в нужное русло. Примыкайте в народу и помогите ему в трудном деле. Скажите себе: долой сиденье меду стульев, долой третью позицию, ибо ее уничтожит сама жизнь, и вы ее не найдете. Если постараетесь сыскать,  забудьте тогда о «единой  трудовой школе». Не допускайте, чтобы вам кинули в упрек мужички, спрашивая: «Где выбыли,  и что мы от  вас слышали? Товарищи! В это трудное время нет места равнодушию, приложим все усилия, чтобы найти путь к скорейшему и безболезненному разрешению создавшегося положения».

Удивительны по содержанию распоряжения и приказы Долинина. «Большеви­ками было приказано убрать из присутственных мест иконы. Немедленно приступить к восстановлению икон, так как религия право­славных крестьян не может без помощи Бога идти вперед». Теле­грамма: «Восстание православных христиан ширится. Восставшие продвинулись на Курумоч. Красные отступили в горы. Нападение на  Хрящевку отбито. Отбивались вилами и мотыгами против 90 человек кавалерии и 250 человек пехоты». Объявление: «Довожу до сведения граждан, что поступающим на имя коменданта анонимкам никакого движения дано не будет». «Довожу до сведения жен и се­мейств  красноармейцев и коммунистов: обо всех поруганиях и наси­лии со стороны крестьянской армии доносите мне, не стесняясь. Виновные в бесчинствах будут предаваться суду».

Восстание тем временем ширилось, оно охватило пять сосед­них уездов, общее число восставших приближалось к шестидесяти тысячам. Созданный в Самаре штаб по ликвидации восстания орга­низовал ставропольскую группу войск под командованием И. Шевердина, в которую вошли Сенгилеевская школа красных командиров, кавалерия, пехота 75-го Самарского полка, рабочие отряды из Самары. Страшная братоубийственная война набирала силу и давала первые жертвы. Судя по документам, сопротивление крестьяне ока­зывали отчаянное, смерть принимали как неизбежность. На сторону восставших перешли некоторые воинские подразделения, объяснив это тем, что за два года гражданской войны поняли, что такое дик­татура комиссаров. Алексей Васильевич  Долинин за время своего правления пытался навести в городе порядок. Он распорядился восстановить работу всех учреждений Ставрополя. В своих воззваниях он констатировал, что население выступает за сохранение власти Советов, но без коммунистов.

Алексей Васильевич  обратился к крестьянам: «Заявляем вам, что мы восстали  не против советов, но против диктатуры и засилья коммунистов. Мы не отступаем от Конституции РСФСР. Призываем  вас  примкнуть к восставшим за справедливость и за  братскую кровь, ведь вы такие же крестьяне».  Положение в среде  восставших было критическим: в случае поражения их ожидала жестокая расправа.

Долинина: «Восставшие войска и я как комендант, не применяли террора  в отношении коммунистов. Я в политике ничего не смыслю, так как закончил только второклассное училищу и воспитание получил в Красной армии. Восстание против  Колчака и Уфимского учредительного, а крестьянскую  темную массу  использовали как оружие».

Здесь хотелось бы отметить, что современные историки основные причины восстания видят в обнищании села в гражданскую войну, в грабеже и бесчинствах продотрядников, Ягодное, входившее в первый подрайон действий оперативной тройки, было ограблено 1-м Петроградским продотрядом  (комиссар Кузнецов). Продразверстка на одну только Ягодинскую волость в  1919 году составила 109 тысяч пудов зерна. Продотрядники действовали  с озверением, вызывавшим встречную ожесточенность крестьян. Они грабили, пьянствовали,  конфисковали деньги, мануфактуру, в продотряде трижды менялись комиссары, обвиненные в злоупотреблениях и пьянстве.

Подавление восстания было делом предрешенным. Разделившись на семь отрядов, красные двинулись, захватывая район восстания в кольцо, предполагая соединиться в Ставрополе. После девяти дней сражений им это удалось. Долинин вспоминал: «Ставрополь окружили красные.  Я вышел к знакомым, у которых скрывался несколько дней. Был  обыск, но меня не нашли. Затем я ушел в  Усолье и Новодевичье. 20 июня поехал в Балашов, где пошел воевать с Деникиным. Там под именем Алексея Шабанова я поступил в Вознесенский полк и сражался на стороне красных.

В Ростове-на-Дону попал в  плен к белым, но бежал и снова  поступил в Красную армию, в 91-й Кубанский полк, в котором воевал вплоть до  победы над Деникиным. На польском фронте был ранен.  Из госпиталя отправил во ВЦИК просьбу  о помиловании. В  1921 году был амнистирован. До 1924 года работал  на фабрике».

В Ягодное Долинин вернулся уже в больным и разуверившимся в справедливости.

5 декабря 1930 года Алексея Васильевича арестовали. А 17 февраля 1931 г. его судила тройка ОГПУ по Средневолжскому краю. А.В. Долинин  обвинялся по статье 58-10 УК РСФСР. Из-под стражи его освободили по приговору суда.

И долго еще прошлое возвращалось к нему, заставляя решать, правильно ли прожита жизнь.

 

Начальник отдела учета

и использования документов

АФ РФ                                                                                              Н.Г.Лобанова

Весь сайт

Деятельность